Комсомол, физкультура и половой вопрос

Бабраспреды: “Каждая комсомолка обязана отдаться по первому требованию любому комсомольцу…”

ru_crazy_newslussien
С 1 января 1918 года было отменено право на постоянное владение женщины, достигшей семнадцати лет. Любая комсомолка обязана была отдаться любому комсомольцу по первому его требованию. Для этого комсомолец должен был регулярно вносить членские взносы и заниматься полезно-общественным трудом.

Любой член партии имел возможность получить талоны в БабРаспреде на три или более женщины в соответствии с его вкладом в построение коммунизма. Это не утопия, не наговоры врагов Советской власти и не выдумки извращённой фантазии – это выписки из декретов, вступивших в силу в 1918 году и с восторгом принятыми союзами революционной молодёжи.

В это трудно поверить, но в молодой Советской России были и секс-вечеринки в клубах, и нудистские пляжи, и даже оргии на дачах госслужащих являлись обыденным явлением. Заграничные ученики Фрейда с упоением писали о России, как о самой свободной в сексуальном плане стране.

Но вдруг что то произошло и в 1921 году сексуальную революцию объявили грандиозной ошибкой и попытались стереть из памяти народа.

Из первой редакции Устава комсомола 1918 года, статьи, просуществовавшие до конца 20-х годов:

1.Каждый, даже несовершеннолетний, комсомолец и каждый студент «рабфака» (рабочий факультет) имеет право и обязан удовлетворять свои сексуальные потребности. Это понятие сделалось аксиомой, и воздержание рассматривают как ограниченность, свойственную буржуазному мышлению.

2.Если мужчина вожделеет к юной девушке, будь она студенткой, работницей или даже девушкой школьного возраста, то девушка обязана подчиниться этому вожделению, иначе её сочтут буржуазной дочкой, недостойной называться истинной коммунисткой.

Обратите внимание

За оформление отношений особенно ратовали девушки. Потому как чаще всего оказывались страдающей стороной. Остряки говорили, что в отношениях между полами свобода и равенство дополняются не братством по классической формуле Великой французской революции: «свобода, равенство, братство», а «материнством».

Девушки в один голос кричали: «Загс необходим! Если мы воображаем, что живем в коммунистическом обществе, то в таком случае ясно, что регистрация уже не нужна. Уж больно зазорны наши ребята, если брак ограничивался только любовью. Ну тогда туда-сюда, а то ведь каждый старается любовь девушки использовать на 100% и получить все 24 удовольствия.

В результате у девушки через девять месяцев появляется «результат«, и после этого парень начинает выявлять отрицательные стороны этой девушки и в конце концов заявляет: мы, мол, с тобой не сошлись в характерах.

Парню сказать легко, а каково девке — приюта нет, яслей тоже, а во-вторых, общественный взгляд, даже и нашей комсы, будет уже другой на эту девку».

Действительно, результаты «сексуальной революции» в столице Сибири были очень даже плачевные. Матери-одиночки из-за нищеты и позора решались на убийство своих собственных детей.

Перед судом проходили десятки таких дел. Чаще всего беда случалась с деревенскими девушками, которые приходили на заработки в Новониколаевск.

Боясь сплетен и гнева родителей, они поначалу утягивали свой живот, а потом уходили рожать в поле, в лес и там приводили в исполнение страшный приговор своему младенцу.

Живого малыша зарывали: кто в снег, кто в землю, кто топил в канаве с водой, а совсем уж бессердечные мамаши даже бросали на растерзание собакам или свиньям.

Важно

Подбрасывали младенцев на улице: осенью 1926 года в Новосибирске ежедневно подбирали одного-двух малышей.

Всего за 1926 год через дом матери и ребенка прошли 122 подкидыша, 49 детей, принадлежащих кормилицам, и 63 родительских ребенка. Смертность в детских домах была очень высокой.

Только за один месяц 1925 года в новосибирском доме матери и ребенка умер 31 младенец. Так или иначе, матери приговаривали своих детей к смерти.

«Социализм — могила проституции»

Следствием дезорганизации традиционного брачно-семейного уклада, социальной эмансипации женщин, ослабления института брака и основанной на нем сексуальной морали явились резкое увеличение числа абортов, рост проституции и венерических заболеваний.

Хотя советская власть была за высокую рождаемость, она первая в Европе в 1920 году узаконила искусственные аборты. Это была вынужденная мера для борьбы с крайне опасными для жизни нелегальными абортами.

Риск умереть от инфекции в результате аборта был в 60–120 раз выше, чем в результате родов. Бабушки-акушерки чаще всего орудовали прокаленными на огне вязальными спицами.

Новосибирские газеты 20-х годов описывали все ужасы подобных «пыток».

Однако легальные массовые аборты сами по себе тоже представляли проблему. В 1926 году в России в больницах было сделано 102709 искусственных абортов.
Ист.

Источник: https://ru-crazy-news.livejournal.com/459669.html

Физкультура — против половых ненормальностей – МК

«Должен ли комсомолец ходить всегда грязным?»

28.10.2014 в 19:09, просмотров: 2623

Он старше нас на год. Сегодня исполняется 96 лет со дня образования комсомола, а в грядущем декабре грядет 95-летие «Московского комсомольца».

Объединяя два этих события, корреспондент «МК» выудил из старых номеров столичной «молодежки» некоторые нестандартные сюжеты, относящиеся к давним, уже позабытым всеми бытовым перипетиям комсомольской жизни, бурлившей девять десятилетий назад — в первый период существования РКСМ-ВЛКСМ.

Судя по газетным публикациям середины — конца 1920-х годов, очень большое значение для тогдашних комсомольцев имели вопросы взаимоотношения полов, семейной жизни, установления новых «коммунистических» обрядов и новых норм этики.

Вальс под запретом

«…Если комсомолец до того «втюрился», что манкирует службой, не может жить без своей возлюбленной и готов пойти на что угодно по ее приказу — это плохой комсомолец.

Совет

Самое главное, чтобы юбка не заслоняла перед комсомольцем его общественную и комсомольскую работу…

Необходимы общие с девушками занятия по физкультуре, которые создают привычку у парней и девушек к обнаженному телу и тем самым предостерегают от всевозможных половых ненормальностей…» («Молодой ленинец», 1 января 1925 г.)

«В комсомольской коммуне завода РАИЗ живет 8 человек… Перебиваемся с кваса на хлеб… Ежедневно в коммуне дежурство. Дежурный будит ребят, готовит обед, а вечером готовит чай. По вечерам иногда коллективно читаем книги, газеты…

Попал в коммуну парень, который не хотел считаться с мнением других ребят. Завел себе бабенку и стал приглашать ее ежедневно в театр в счет своего жалования.

Ребята его предупредили, что в коммуне все деньги складываются в общий котел и ни у кого карманных денег быть не должно». («МЛ», 20 февраля 1924 г.)

«Возражением против танцев может служить то, что танцующие допускают возбуждающие прикосновения. К этому присоединяется еще вызывающая, будящая нездоровые мысли музыка, сопровождающая танцы. Кроме того, антисанитарная обстановка (духота, пыль и т.д.), в которой обычно протекают танцы, очень сказывается на здоровье.

Чрезмерное увлечение танцами может сорвать политико-просветительную работу в клубе… Запретить мы должны танцы типа «фокстрот», так как музыка и прикосновения возбуждают наши половые чувства. Мы не должны допускать вальс, где имеются бессмысленные, однообразно-круговые движения, доводящие до головокружения.

В клубах мы можем допустить хороводы, виды однородной пляски — типа русской, лезгинки, гопака…» («МЛ», 20 января 1926 г.)

Отучить от матерщины

«На одном из собраний городской ячейки РКСМ переславль-залесской организации разбирался вопрос о быте.

В частности, коснулись вопроса: может ли комсомолец присутствовать на устраиваемых рабочими домашних вечеринках? Часть ребят высказалась за то, чтобы не присутствовать, а другие ребята говорили, что участвовать можно, но только с другой целью.

А именно: разъяснять суть устраиваемых вечеринок как наследие проклятого рабства, изолировать их и направлять в более живую работу рабочих клубов. Предложенная резолюция против всякого участия в вечеринках большинством принята». («Юношеская правда», 5 января 1924 г.)

«Наша редакция получала очень много писем, в которых ребята спрашивали, можно ли комсомольцам ночью петь на улицах революционные песни? Письма эти вызывались конфликтами с милицией. Редакция выбрала одно из писем и переслала в Административный отдел Моссовета.

Обратите внимание

Нами получен следующий ответ: «Административный отдел сообщает, что неорганизованное (вне демонстраций или манифестаций) распевание на улицах песен, хотя бы и революционных, в особенности вечером, нарушает общественный порядок, и милиция имела основание предложить комсомольцам вести себя скромнее…» («МЛ», 16 февраля 1924 г.)

«…Часто у нас в организации идет спор о том, как должен одеваться комсомолец. Должен ли он ходить в рубашке нараспашку, в кожаной куртке с задранной на затылок кепкой, всегда грязным и проч. Или же одеваться так, как позволяет ему заработок, избегая, конечно, излишней роскоши?..» («МЛ», 10 декабря 1924 г.)

«Не изжит еще такой нарыв на теле нашего общества, как матерщина. Кто бы мог быть хорошей уздой для наших ребят в этом деле, как не девушки? Но на деле, вместо того чтобы отучать ребят от матерщины, девушки сами учатся этому «искусству». Иногда комсомолка считает, что это и есть правильное разрешение вопроса о «равенстве с парнями». («МЛ», 6 января 1925 г.)

Даешь октябрины!

«Комсомол внедряет в жизнь новые обряды — взамен поповских крестин теперь наши октябрины… В село Покрово-Рагули прибыли 10 юных ленинцев, для того чтобы провести октябрины ребенка у одного крестьянина.

Пением «Интернационала» открывается торжественное заседание. Небольшой доклад о новом и старом быте делает представитель укома РЛКСМ. От президиума собрания выносится предложение дать имя ребенку «Лена» в память о ленских расстрелах 1912 года.

Это предложение принимается единогласно». («МЛ», 10 декабря 1924 г.)

«Комсомольская свадьба. …После избрания президиума, в который вошли и новобрачные, секретарь ячейки РКП Кирпичев делает доклад о значении красной свадьбы и новом быте. После доклада новобрачные, взявшись за руки, выходят вперед — на край сцены, за ними развевается комсомольское знамя.

Читают договор, из которого видно, что она — беспартийная работница Ивлева, и он — технический секретарь ячейки РКП Кузьмин, вступают в союз по взаимному согласию и обязуются жить честно, воспитывая детей честными гражданами СССР… Новобрачным преподносят книжки «Гигиена брака» и «Заветы Ильича».

Многоголосый «Интернационал» завершает праздник». («ЮП», 5 января 1924 г.)

«Кроме комсомольских крестин, комсвадьбы… я хочу указать еще на одну обрядность, которую следовало бы ввести в нашу комсомольскую жизнь. Это отправление «комсомольских именин». Отмечать, конечно, не день рождения или «день ангела», а более важный момент в жизни комсомольца — день вступления в РКСМ…» («ЮП», 9 января 1924 г.)

«Комсомолец должен быть тверд в своих убеждениях. Если он чувствует, что семья действует во вред комсомолу, он должен бросить семью и уйти от нее». («МЛ», 5 июня 1924 г.)

СПРАВКА “МК”

ВОТ ТАКАЯ ИСТОРИЯ С ГЕОГРАФИЕЙ

Комсомол успешно заявил о себе на карте Москвы и Московской области. Поиск по картам Яндекса сразу выдает не менее 70 Комсомольских улиц в Подмосковье, фактически же они есть в любом населенном пункте, а в некоторых — например, в Подольске и Дмитрове — даже не одна.

В Красногорске есть Большая Комсомольская.

Комсомольская улица столицы проходит по анклаву — Зеленограду, а в «старой» Москве есть Комсомольский проспект, две «Комсомольские» станции метро — кольцевая и радиальная, Комсомольский проезд и Комсомольская площадь, которую, впрочем, все называют «площадь трех вокзалов».

Источник: https://www.mk.ru/social/2014/10/28/fizkultura-protiv-polovykh-nenormalnostey.html

Комсомол и спорт

Цель занятий физкультурой и спортом – крепкое здоровье людей. Ковать его надо с детских и юношеских лет, а закалять всю жизнь.

Комсомол всегда уделял пристальное внимание вопросам физического воспитания молодежи. В Уставе ВЛКСМ сказано, что каждый комсомолец обязан «закалять себя физически, заниматься спортом». Коммунистическая партия Советского Союза поставила перед комсомольцами задачу быть душой, ведущей силой массового спортивного движения.

И молодое поколение выполняет наказ партии. По инициативе комсомола был учрежден физкультурный комплекс «Готов к труду и обороне СССР». В приобщении молодых людей к регулярным занятиям физической культурой и спортом большую роль играют чемпионаты СССР по многоборью ГТО на призы газеты «Комсомольская правда».

Ленинский комсомол стал инициатором и организатором целого ряда массовых детских соревнований на призы клубов ЦК ВЛКСМ.

Важно

Среди них такие всесоюзные турниры, как «Кожаный мяч» и «Золотая шайба», в которых участвуют несколько миллионов мальчишек.

Целые классы и школы приобщают к физкультуре и спорту Всесоюзные детские спортивные игры «Старты надежд». Только в 1977 г. свыше 14 млн. ребят участвовало в этих играх.

При непосредственном участии комсомола создаются детско-юношеские клубы по месту жительства: «Виктория» в Новосибирске, «Самбо-70» в Москве, «Грация» в Ленинграде, «Спарта» в Барнауле и др.

Комсомольские организации стараются обобщать и распространять опыт физкультурно-массовой работы с детьми и подростками, разнообразят ее формы.

Ведущие спортсмены-комсомольцы по призыву ЦК ВЛКСМ, используя свои знания и авторитет, стали шефами спортивных школ, секций, классов, клубов, всемерно развивая патриотическое движение «Советские спортсмены – школе».

Современный темп и интенсивность нашей жизни требуют высокой морально-волевой и физической закалки.

Воспитывая мужество, выносливость, комсомол призывает развивать такие виды спорта, как альпинизм, парашютизм, авиационный спорт, проводит пробеги, массовые комсомольско-профсоюзные кроссы.

Очень популярны среди пионеров и комсомольцев военно-спортивные игры «Зарница» и «Орленок», которые ЦК ВЛКСМ проводит совместно с воинами Советской Армии и Военно-Морскою Флота.

Совет

Когда в 1974 г. Международный олимпийский комитет принял решение о проведении в Москве XXII Олимпийских игр, Ленинский комсомол решил строительство олимпийских объектов объявить ударной комсомольской стройкой.

Со всей страны съехались в Москву комсомольцы. На строительстве комплексов, которые в 1980 г.

примут спортсменов со всего мира, широко развернулось соревнование под девизами «Олимпийское-значит отличное», «Олимпийской стройке – комсомольскую заботу».

Олимпиада для спортсмена-испытание всех физических и духовных сил, испытание коллектива сборной страны, его монолитности и сплоченности, нравственного потенциала, всего нашего физкультурного движения. Олимпиада- смотр молодежи. И комсомол с присущими ему энергией и энтузиазмом вносит свой вклад в подготовку к Олимпийским играм.

Читайте также:  Как стать интересным собеседником

Источник: https://enciklopediya-tehniki.ru/promyshlennost-na-k/komsomol-i-sport.html

“Комсомолки краситься и пудриться не должны”

С.М. Луппов. Спортивные игры на стадионе. 1927 г. Государственный Русский музей Фото: репродукция картины/Родина

В 1920-е годы наблюдалось заметное омоложение населения страны: демографические переписи отмечали преобладание детских и молодых возрастов1.

Неудивительно, что именно в эти годы общество захлестнула волна обновления, охватившая практически все сферы жизни. “Отречемся от старого мира!” – популярный лозунг овладевал умами широких масс.

Многочисленные вопросы строительства нового быта широким потоком выплескивались на страницы периодической печати и художественной литературы2.

Идеализированный образ человека будущего становился примером для подражания, чтобы в дальнейшем предстать в персонаже Павла Корчагина из романа Н. Островского “Как закалялась сталь”. Корчагинцы оказывались в первых рядах на пути к новому быту.

Объявлялась война пьянству, хулиганству, комсомольцы должны были проводить активную антирелигиозную работу, избавляя общество от “мещанско-буржуазных” пороков. Между тем политические баталии, врываясь в сферу личного и диктуя свои правила игры, не давали ответа на многие вопросы повседневной жизни.

Как следствие, их решение нередко приобретало спонтанный, а подчас и экспериментальный характер.

“Бабы перестанут работать и скажут: мы пойдем в адвокаты”

Обратите внимание

Неудивительно, что в такой обстановке в сознании молодых людей порой царил полный хаос. Как строить новую жизнь? Какими качествами должен обладать комсомолец? Как избавляться от пережитков прошлого? Подобные вопросы, волновавшие умы молодого поколения, иногда появлялись на страницах протоколов комсомольских собраний.

К сожалению, данный аспект деятельности комсомольских ячеек отражался весьма слабо, поэтому подобные документы представляют особый интерес. Обратимся к материалам заседаний комсомольской ячейки города Свияжска Татарской республики, проведенных в 1925 г.

Эти материалы дают представление о том, каким образом новая комсомольская мораль находила свое воплощение на практике.

Практика оказывалась весьма неоднозначной.

Местные активисты, как и многочисленная комсомольская масса по всей стране, оказывались втянутыми в различные дискуссии по поводу целесообразности рукопожатий, по вопросам обращения друг к другу на “вы”, интересовал молодежь и приличный внешний вид.

Противники традиционной морали и этики увязывали все это с пережитками прошлого, резко критикуя любые ее проявления. На одном из заседаний было отмечено, что “у нас в организации названия на “вы” не должно быть, что комсомолки краситься и пудриться не должны”3.

Критикуя традиционные ценности, молодые люди тем не менее имели весьма слабое представление о должном поведении и внешнем облике примерного комсомольца.

Достаточно обратиться к следующему определению: “Примерный комсомолец и комсомолка должны быть такими: комсомольцы не должны изыскивать литературные слова, должны говорить ясно и просто, не нужно подражать какому-то заграничному фасону, не быть мещанами и не подражать всему мещанскому”4.

Такая формулировка рисует образ основных “врагов” молодого поколения: литературный язык, заграничная мода и мещанство, влекущие в соблазн, грозящий свернуть с пути истинного борца за светлое будущее. Борьба с этими явлениями задавала общий тон строительству нового быта.

Важно

Но что есть “мещанство”? Материалы протоколов и на этот раз дают весьма расплывчатый ответ: “Мещанство…

проявляется в следующем: бывает так, что зачастую комсомолки, вступая в комсомол, имеют еще подражание этой среде, из которой она вышла, а зачастую и в большинстве случаев она остается подражать мещанской среде, она красится, пудрится, зачастую старается подражать мужскому полу, она толкается, курит, меняет голос и т.д., но этого в комсомоле быть не должно. Комсомолка увлекается хвостом ухажеров, старается выбрать, который понаряднее и т.д.”5.

Вот чему должна быть                             крыжка*, Вот вести                   с чем надо бой: Строя старого отрыжкаНа панели пред тобой! Заразное наслаждение, Визг распутный до утра Это злое наваждениеПрекратить давно пора.
Перья, пудра, краски,                             мушки, Блеск поддельной                         красоты, Продающиеся “душки”Безобразные “коты”. Надо кончить           с гнойной свалкой, Оздоровить города Пролетарскою закалкойЖенской воли и труда. Демьян Бедный

*Орфография оригинала

Любовь, комсомол и весна

Обсуждение вопросов морали и быта приводило к оживленным дискуссиям, отразившим конфликт между личным и социальным, между потребностью молодежи в дружбе и любви и общественно обусловленными критериями аскетизма.

В частности, в ходе доклада на тему “Этика комсомольца” был задан следующий вопрос: “а ежели комсомолец наряжается для того, чтобы с ним гуляла девушка?” Ответ оказывался в духе комсомольской морали: “Того не должно быть, в особенности если он крутит с комсомолкой, а если с беспартийной, то он должен добиться того, чтобы она пошла с ним и тогда, когда он не нарядный”6. Отмечалось и то, что “хороший комсомолец не должен менять организацию, петь соловья и любовные объяснения”7.

Почему Горький стал “нерукопожатным”

В материалах заседания ячейки от 16 июня 1925 г. сохранилось выступление ее членов – Иванова и Зайцева, сделанное на тему “Сущность мещанства, пути к его изжитию”. Докладчики со своих позиций постарались раскрыть проблемы личных взаимоотношений между юношей и девушкой: “В половых отношениях… необходимо отметить…

подчас не товарищеское отношение со стороны комсомольцев к комсомолкам и обратно. Точно так же необходимо отметить и привилегию со стороны комсомолок в сторону ухаживаний за портфелистами… Считать необходимым прежде всего установление товарищеских отношений друг к другу.

Отметить маленькую слабость со стороны актива к привлекательным комсомолкам”8.

О вреде танцев

Порой борьба за новый быт приобретала весьма курьезные формы. На одном из заседаний было принято решение о запрете танцев. Как отмечалось в материалах протокола, “…

танцы считать наследием мещанско-буржуазного общества и отметить следующие отрицательные моменты: а) танцы происходят всегда в пыльных комнатах – абсолютно вредно действуют на легкие; б) танцы, во время которых происходит сближение юношей с девушками, преждевременно вызывает половую жизнь с преждевременной половой зрелостью.

Отсюда разные социальные болезни (проституция, аборты), которые калечут организм будущего борца за пролетарское дело; в) танцы для комсомольца осудить со всей категоричностью; г) танцы заменить широко развитой физкультурой (футбол, лапта, плавание, бег, легкая атлетика)…”9

Документы СССР: Как хранили секретные документы в период “позднего Сталина”

Совет

Стремление к запрету танцев иллюстрировало общую тенденцию усиления коллективного контроля над сферой личных отношений. Однако применение запретительных мер не могло не вызвать оживленной реакции.

По всей видимости, в ходе дискуссий отношение к танцам было несколько пересмотрено.

Об этом свидетельствуют материалы протокола очередного заседания: “Из заключительного слова: Иванов говорит, что “борьба с танцами была не правильна, он говорит, что надо бороться только с развращающими танцами, заменяя их новыми играми и народными танцами”10.

Общественное выше личного

Люди, нравы и мифы легендарной Марьиной Рощи 30-40-х годов XX века

Представленные материалы свидетельствуют, что поиски путей модернизации комсомольцами своего повседневного быта и морали приводили их к традиционным механизмам регулирования общественных отношений. Преобладание общественного над личным – один из них.

Присущий традиционному обществу, в 1920-е гг. этот механизм нашел свое применение в новых социальных реалиях. Борьбу с мещанством можно трактовать как проявление манихейской доктрины с ее пониманием существования мира как поля битвы сил света и тьмы11. Отсутствие четких критериев понятия “мещанства” не играло важной роли.

Манихейское сознание диктовало уже сложившийся тип поведения, связанный с торжеством сил света, что в 1920е гг. получило трактовку непримиримой борьбы с пережитками прошлого. Наконец, подобная борьба не смогла изменить биологическую и социальную природу человека.

В итоге, усилия по построению нового быта и связанные с ними новации оказывались лишь поверхностными формами проявления традиционного поведения. Запретить танцы так и не удалось.

Как участники травести-свадьбы разоблачили 175 иностранных агентов

Примечания
1. Федорова Н.А., Каримова Л.К. Историческая демография: теория и метод. Казань, 2013. С. 186.
2. Пушкарев А.М.

“Новый быт”: идеологические интерпретации сексуального (по материалам русской художественной литературы и критики 1920х годов) // Журнал исследований социальной политики. 2007. Т. 5. N 4. С. 459-482. 3.

Центральный государственный архив историко-политической документации Республики Татарстан (ЦГА ИПД РТ). Ф. 5498. Оп. 1. Д. 2. Л. 52 об. 4. ЦГА ИПД РТ. Ф. 449. Оп. 1. Д. 3. Л. 16. 5. Там же. 6. ЦГА ИПД РТ. Ф. 5498. Оп. 1. Д. 2. Л. 52. 7. Там же. Л. 53. 8. ЦГА ИПД РТ. Ф. 449. Оп. 1.

Д. 3. Л. 20. 9. Там же. Л. 20. 10. ЦГА ИПД РТ. Ф. 5498. Оп. 1. Д. 2. Л. 53.

11. Яковенко И.Г. Манихейская компонента русской культуры: истоки и обусловленность // Общественные науки и современность. N3. 2007. С. 55.

Источник: https://rg.ru/2016/05/24/rodina-komsomolki.html

Хроника красного платка. 1920-e (4)

     Пока  красный платок карячился на грязной работе, зарабатывая хозяйке пролетарскую биографию, артроз и варикозное расширение вен,  ее родная сестра – красная шляпка набирала очки, тайно возвратившись к тому самому ночному образу жизни с тощей лахудрой во главе.

Пакулин В.В.

“Женщина с ведрами”. 1928(7) г.
Пакулин В.В. “Женщина в красной шляпе”. 1927 г.* * *

     А в это время в созданный Союз коммунистической молодежи шли лучшие девушки-пролетарки. Новое поколение красноплаточниц с устойчивым большевистским сознанием успешно формировалось…

Шлеин Н.П. “Комсомолка”.* * *     Делегатка – верная проводница в массы большевистской идеи о том, что от рабства женщину может спасти исключительно социализм, а вовсе не феминистка Маша Арбатова.     Красноплаточницы – делегатки XV съезда партии рукоплескали разгрому оппозиции и одобряли все резолюции скопом. А после съезда стояли в ставшей уже привычной очереди за хлебом. Уже в ноябре 1928 года хлебные карточки введут в Ленинграде, а в марте 1929 года и в Москве.  Неработающим элементам карточки выдаваться не будут.

Г. Ряжский. “Делегатка”. 1927 г.* * *     Но трудности с продовольствием только укрепляли коммунистический дух советской молодежи. Недостаток хлеба с лихвой компенсировался увлекательным чтением вслух трудов основателей марксизма-ленинизма и передовиц пролетарских СМИ.

Е. Кацман. “Калязинские кружевницы”. 1928 г.А. Васильев. “Что нового в 'Правде'?”* * *Журнал «Физкультура и спорт» № 16, 1929 г.
ПОЛОВАЯ ЖИЗНЬ И ФИЗКУЛЬТУРА

Пр.-доц. Б.

ИВАНОВСКИЙ     “Всякий, кто задумается над половым вопросом, сразу увидит, что половая жизнь современного общества ненормальна.   На ряду с лицемерной, наружной стыдливостью, процветают половая распущенность, разврат, проституция и венерические болезни.  
     Разврат окружающих взрослых и товарищей, пьянство, сальные анекдоты и т. п.

, – все это способствует развитию половой чувственности, обращает помыслы молодежи к половым переживаниям.       Физическая культура ведет как раз в противоположную сторону. Она дает радостный отдых и здоровое развлечение, закаляет тело, укрепляет волю, дает умение владеть собой, создает подвижность и жизнерадостность.

         Таким образом, физкультура отвлекает мысли от половых переживаний. Но, кроме того, усиленные мышечные упражнения еще действуют непосредственно на половое влечение, уменьшая его.   Всякий знает по себе, что после тяжелой работы не до разврата, – поскорей бы поесть да лечь спать. В летнюю страду у некоторых крестьянок временно даже пропадают месячные.

Обратите внимание

Это доказывает, что усиленная мышечная работа подавляет деятельность полового аппарата.        Уменьшается половая возбудимость также и вследствие привычки к обнаженному телу, получающейся при совместных занятиях юношей и девушек. Мужчина и женщина-физкультурники привыкают смотреть друг на друга не как на предмет своих вожделений, а как на соратника и товарища по работе.

         Укрепляя здоровье и силу воли, закаляя организм, отвлекая мысли от половых переживаний, физкультура и спорт признаются врачами лучшим и надежным средством борьбы с онанизмом.

Применение физкультуры для борьбы с онанизмом должно быть соединено с выполнением общих гигиенических советов, дающихся в этих случаях (обтираться водой, на ночь не есть и не пить, спать в трусах, не валяться в постели и т. д.).

    

     Давая радостный отдых и здоровое развлечение, физкультура отвлекает молодежь от пьянства, а, следовательно, и от проституции, так как установлено, что 90% мужчин попадают к проституткам в пьяном виде. Таким образом, физкультура является также средством борьбы и с венерическими болезнями, которые главным образом распространяются через проституток”.
И. Куликов. “Физкультурница”. 1929 г.     Из этого плаката видно, что ружье для колхозника- физкультурника было таким же повседневным атрибутом, как и зубная щетка.

* * *
     В 1927 году – в канун празднования 10-й годовщины  Октябрьской революции рабочим был сделан подарок –  переход на семичасовой рабочий день. Но при этом с работой в три смены. Каждая смена – по 7 часов.

      И для начала такой крайне непопулярный режим – во имя искоренения женского рабства – был введен исключительно на текстильных фабриках, где трудились в основном женщины. Мало того:  женщины в то время являлись самой низкооплачиваемой категорией. И  красноплаточницам не оставаось ничего, кроме как засучить рукава…

 
 
А. Самохвалов. “Комсомолка. Работница, засучивающая рукава”. 1929 г.Историческая справка
1926
     – образован ВЛКСМ (Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодежи).

 
     –  Русский религиозный философ Павел Флоренский приговаривается большевистской властью к трем годам ссылки. В 1937-м его расстреляют.
1927
     – В СССР освобожден митрополит Сергий, арестованный в 1926 году. Отныне он будет проповедовать полное подчинение советской власти.

1929
     – Началась сплошная коллективизация.     

                                                                      ©Н.Воронцова-Юрьева                                Продолжение следует…

Источник: https://vorontsova-nvu.livejournal.com/159638.html

Любовь и вздохи на скамейке: любовь в СССР. ЧАСТЬ I

  • Одной из любимых фраз Перестройки оказалась: “В СССР секса нет!” Не знаю, может секса и не было – ну, там свингер-клубов, статей “Как я увёл мужа у своей бывшей одноклассницы ” и мазазинов “Интим”, торгующих оловянными членами.

    Но кое-какие взаимоотношения мужчины и женщины всё-таки были, иначе мы бы тут с Вами не беседовали. В каждый этап советской эпохи существовал свой особый стиль этих отношений – изменялись люди, но было неизменным одно – повышенное внимание Государства к “половому” вопросу.

    Читайте также:  Интересные факты о земле
  • Начнём с 1920-х годов.

  • В это замечательное десятиление было сразу три модели взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Во-первых, старорежимно-нэпманское сюсюканье со всеми этими цветами, конфетками и прочими “цыпочками” да “пусиками”. “Мусик, ну готов гусик?”.

    Во-вторых, скромная и честная дружба сознательных пролетариев с дерзновенными пролетарками, не кончающаяся ничем, кроме пихания локтями на парт-активе. В-третьих, свободная любовь, проповедуемая госпожой Коллонтай, никак не могущей разобраться в своих сложных отношениях с товарищем Дыбенко.

    Эта последняя модель взаимоотношений очень часто преподносится как единственная из существовавших в 1920-е годы. На самом деле, НЭПовскон десятилетие было ознаменовано непримиримой борьбой идей, мнений и концепций.

  • Реклама МОССЕЛЬПРОМА.
  • Комсомольская ячейка.
  • И.

    Куликов “Девушка в юнгштурмовке”. 1929г.

  • На тему комсомольско-пролетарской любви есть замечательная поэма Ярослава Смелякова, которая так и называется – “Строгая любовь”:

    “Проблемы брака и вопросы пола,Боясь погрязть в мещанских мелочах,Чубатые трибуны комсомолаНе поднимали в огненных речах…”В центре повествования – платоническое умиление со стороны пролетария Яшки по отношению к комсомолке Лизке.

    Девушка была, что надо – “комсомольская Богиня”, как впоследствии спел Б.Окуджава.

    “И взяла себе, как протест,вместе с кожанкою короткой громкий голос, широкий жестИ решительную походку….Украсивши кожанку праздничным бантом,любила она под кипеньем небесглядеть, как созвездия и транспарантывключал, веселясь, предоктябрьский МОГЭС”.

  • И. Куликов. Физкультурница. 1929г.
  • Б.Йогансон “ВУЗовцы”. 1928г.
  • Г.Ряжский “Делегатка”. 1920-е гг.
  • Но потом платоническая любовь уступила место романтической влюблённости, в лучших традициях галантного аристократизма.”Подвижница райкомовских отделов,десятки дел хранящая в уме,конечно же ни разу не сиделана этой подозрительной скамье.Ещё вчера с презрительной опаской,не вынимая из карманов рукона глядела издали на сказкузаписочек, свиданий и разлук…И в обнажённой липовой аллее(актив Москвы, шуми и протестуй!)идя на всё и всё-таки робея,он ей нанёс свой первый поцелуй…”

  • А.Самохвалов “Девушка в футболке”. 1932 г.
  • Фото девушки конца 1920-х гг.
  • Активистка Юдифь Северная.
  • Открытка к 7 ноября.
  • Кому-как, а мне всё это напоминает галантные стишки Н.Агнивцева:”Ах, назад тому два века,Не имея лучших тем,Герцог Гиз маркизе некой,Прошептал вдруг: “Je vous aime”.”Ах, мой герцог, ах, мой герцог,И мечтать я не могла”…И ему маркиза сердцеС реверансом отдала…”

    Но это так, мои фантазии – всё ведь сведу к Галантному Веку… Вместе с тем, в 1920-е годы существовало некое подобие свободы слова, и на поверхность повылезала всякая фрейдятина. Всяко-разные деятели всерьёз рассуждали на тему полезности частого и разнообразного секса, который способен излечивать от стрессов.

    Продавалсиь книжки с забавными названиями “Онанизм”, “Гигиена пола”, “Физическая любовь” и так далее. Многие люди не женились, а “сходились” – был такой термин в те годы, а если и женились, то могли развестись прямо наутро.

  • Б.Кустодиев “Матрос и милая”. 1920-е гг.
  • Советская открытка с изображением Лиа де Путти.
  • Картина. Автора не знаю.

  • “Новому человеку – новый быт!” – кричали лозунги. Под «новым бытом» подразумевались и дома-коммуны, и фабрики-кухни, и даже – относительная свобода половых отношений, выраженная в сакраментальном вопросе эпохе: “Может ли комсомолка отказать комсомольцу?” Фанатичная дамочка А.

    Коллонтай провозглашала, что половой аскетизм (то есть нормальные брачно-семейные отношения) – есть буржуазный предрассудок. Многие “мыслители”, ссылаясь на произведения утопистов Ренессанса и Галантного Века, утверждали, что в идеальном обществе жёны и дети будут общими…

  • Обложка книги с незамысловатым содержанием. Середина 1920-х г.
  • Открытка эпохи НЭПа.

  • Страничка из журнала мод. Кстати, иноземные журналы мод в эпоху НЭПа можно было купить в любом киоске “Центропечати”.
  • В книге Н.Огнева “Дневник Кости Рябцева” подросток читает в журнале рассказ о том, как девушка-комсомолка пошла делать аборт. Потом Костя Рябцев даёт всё это почитать своему другу.

    Мальчики, обсудив рассказ, решают, что девушка не права и надо рожать здоровых ребятишек.К счастью, вся это вольница закончилась с окончанием НЭПа. …С СССР началась эпоха сталинского самодержавия. В борьбе мнений и концепций победила всё-таки чистая дружба, обогащённая элементами старорежимного ухаживания…

  • 1930-е годы.

  • Сталинская эпоха – время имперских амбиций и неоклассицизма, ужесточения морали и построения крепких многодетных семей. Девушкам теперь вменялось в обязанность блюсти девственность, а юношам – на оную не покушаться. “Для усмирения плоти лучше всего подходит спорт”, – решили вожди.

    Ещё в конце 1920-х в журнале “Физкультура и спорт” писалось: “Всякий, кто задумается над половым вопросом, сразу увидит, что половая жизнь современного общества ненормальна. Естественная потребность и необходимость продолжения рода буржуазной культурой, буржуазным бытом и воспитанием извращена и искажена”.

  • А.Самохвалов “После кросса”. 1935 г.
  • Е.Кацман.

    “Портрет Киры”. 1936 г.

  • А.Самохвалов “Метростроевка”. Конец 1930-х гг.
  • А.Герасимов. “Портрет балерины О.Лепешинской”. 1930-е гг.

  • Далее автор продолжает: “Неправильное воспитание, неправильный образ жизни, чрезмерное питание ведут к повышенной половой чувственности; поэтому среди молодежи чрезвычайно рано начинается половая жизнь Заложенное в каждом юноше стремление к удали, молодечеству направляется под влиянием этих условий к соревнованию… в разврате. Физическая культура ведет как раз в противоположную сторону. Она дает радостный отдых и здоровое развлечение, закаляет тело, укрепляет волю, дает умение владеть собой, создает подвижность и жизнерадостность. Вместо пива и водки физкультурник в свободное время займется спортом”. В общем, всё опять свелось к выпивке.

  • ПОЛНОСТЬЮ СТАТЬЮ ЧИТАТЬ ТУТ.
  • С.Щипачёв в 1939 году написал стихотворение, которое можно называть “программным”:”Любовью дорожить умейте, С годами дорожить вдвойне. Любовь не вздохи на скамейке И не прогулки при луне.Всё будет: слякоть и пороша.Ведь вместе надо жизнь прожить. Любовь с хорошей песней схожа, А песню нелегко сложить”.

    В общем, в 1930-е годы сложился некий образ “трудной” любви или – любви “через трудности”. Более того, подразумевалось, что юноша и девушка, прежде чем полюбят друг друга, должны совершить некий трудовой подвиг. В “Золотом телёнке” (1931 г.

    ) есть такие строчки: “В популярной песенке умный слесарь, чтобы добиться любви комсомолки, в три рефрена

    выполняет и даже перевыполняет промфинплан”.

  • Плакаты 1930-х гг.
  • В.Лебедев. “Рабфаковка”. 1937 г.
  • В фильме “Светлый путь” (1939/1940 гг.) домработница Таня должна пройти путь от замарашки до принцессы, подчиняющей себе ткацкие станки, чтобы принц обратил на неё своё внимание.

    Любить пижона, тунеядку, модницу, вроде девушки Лены из “Весёлых ребят” (1934 г.) оказывается стыдно и попросту невозможно. Впрочем, и Анюту любить нельзя, пока она не звезда Мюзик-Холла. Да и сам пастух Костя Потехин – завалящий кавалер.

    Вот в роли маститого джазмена он уже получает право петь: “Любовь нечаянно нагрянет…”

    Стратегия проста – оставлять потомство должны только лучшие, в данном случае – только трудолюбивые и упорные. Причём, что самое удивительное, наиболее ценными невестами представляются не джазовые дивы, а зачастую женщины “мужских” профессий – трактористки, метростроевки, математики, лётчицы.

    Любить маникюршу или, не дай Бог, “живой манекен” из Дома Моделей – позор на всю жизнь.

  • Девушки СССР на спортивном празднике.
  • Важно было одно – любовь могла быть только светлой, чистой и направленной на создание семьи. В поэме Е.

    Долматовского “Добровольцы” есть много галантных сцен, разыгрываемых между работниками Метростроя и их красивыми и честными подругами:

    “Они проходили по узким аллеям,Над озером чёрным стояли на склонеИ он ее жёсткую руку лелеялВ гранитной своей ладони.Они заблудились меж просек оленьих ,Под сенью берёз и весенних созвездий…Влюбленные завтрашнего поколенья,Как просто вам будет в Сокольники ездить!И новая юность поверит едва ли,Что папа и мама здесь тоже бывали”.

  • Девушки СССР: фото 1930-х гг.
  • “…Рассвет их настиг на безлюдной Мясницкой.Прохлада, и небо совсем голубое,И Лёля призналась “Кайтанов, мне снится,Что так вот всю жизнь мы шагаем с тобою…”Ну, что он подругу молчанием дразнит?И вдруг, словно ливня веселые струи,Как майская буря, как солнечный праздник,Её закружили его поцелуи…”

  • Девушки СССР: фото 1930-х гг.
  • На этом фоне выделяется запрещённый лично самим И.В.Сталиным фильм “Строгий юноша” (1935 г.) При просмотре создаётся ощущения “потусторонности”, что-то вроде “параллельного мира”. Престарелый профессор и его красивая, крупная жена (которая, кстати, в начале фильма купается голая).

    живут в особняке XVIII века. В дом вхож молодой комсомолец, который влюбляется в профессоршу, хотя, она старше его лет на 10. В общем, как говорят критики и знатоки, в конце фильма есть явный намёк, что дама изменила своему старику с этим мальчиком и осталась сим фактом вполне довольна.

  • ПОСМОТРЕТЬ ОТРЫВОК ИЗ ФИЛЬМА 'СТРОГИЙ ЮНОША'.
  • Плакаты 1930-х гг.
  • Источник: https://soviet-life.livejournal.com/360154.html

    20 уникальных фото комсомолок, спортсменок и просто красавиц. 1930-е годы

    Так или иначе, но все мы связаны с историей прошлых поколений. И о тех трудностях, которые выпали на долю наших бабушек, дедушек и прадедов мы хорошо знаем из услышанных в детстве рассказов или хороших книжек. Однако молодость даже в самые трудные времена берет свое. И женская красота видна даже при режиме, в котором одним из ключевых правил была «одинаковость».

    Мы предлагаем вашему вниманию 20 редких фотографий периода 1930-х годов. Это время ознаменовалось в истории СССР как довольно противоречивое. Нападки на религию, индустриализация, коллективизация и НЭП… А наряду со всем этим молодежь вступала в комсомол и увлекалась спортом. Многие юные физкультурницы тех лет искренне верили, что их спортивные подвиги приближают победу коммунизма.

    1. Спортсменки принимают солнечные ванны

    Фотограф Э. Евзерихина

    Северный речной порт Москвы, 1938 год.

    2. Награждение победительниц

    Журнал «Смена»

    Фото из журнала «Смена», 1937 год.

    3. Тренировка

    onthe

    Метательница диска из УССР, 1937 год

    4. Девушки выполняют упражнение

    ochepyatki

    Физкультурницы на разминке, 1930-е года.

    5. Парад на Тверской

    glavcom

    Парад физкультурниц на улице Тверской.

    6. Волейбольная и баскетбольная команды

    nur

    Мужская и женская команды на фотосессии в городе Уржума, 1929–1930 года.

    7. На стадионе «Юных пионеров»

    «Физкультура и спорт»

    Фотография из журнала «Физкультура и спорт».

    8. Студентки столицы

    nur

    Физкультурницы на празднике столичного студенчества.

    9. Спортивный парад

    mediaport

    «Коммунарка» на параде.

    10. Спортивный марш

    Фото Аркадия Шайхета

    11. Гимнастическая пирамида

    glavcom

    На параде в Москве.

    12. Тренировка перед выступлением

    korabox

    13. Дорогу дамам!

    news.o.pl

    Построение перед началом соревнований, 1934 год.

    14. Культ и физкультура

    nur

    Москва, 1935 год.

    15. Физкультпарад

    Фотограф Э. Евзерихина

    Москва, 1938 год.

    16. Триумф молодости и красоты

    etoretro

    Женская пирамида.

    17. Знаменосцы сводной команды пловцов

    nur

    На физкультурном параде, Ленинград, 1930 год.

    18. Ритмическая гимнастика

    zamantika

    Упражнение «Волна», гимнастика, 1936 год.

    19. Советские спортсменки после парада

    nur

    Вторая половина 1930-х годов.

    20. Физкультурницы фабрики

    Работницы с фабрики офсетной печати, Ленинград, 1934 год.

    Источник: marketium.ru

    Источник: http://toptales.cc/articles/7829

    Секс и комсомол

    Пишет Ольга Грейгъ

    Секс и комсомол

    После Октябрьского переворота 1917 года по всей России появлялись и множились кружки «Долой стыд!», «Долой невинность!», «Долой брак!», «Долой семью!». На заре своего появления многие комсомольские ячейки видели свою основную задачу не в подготовке кадров для строительства светлого будущего (такой задачи партия еще не поставила перед молодыми), а в раскрепощении молодежи, развале старого мещанского быта и уничтожении православных оков нравственности времён «проклятого царизма».
    СТЫД, КАК КЛАССОВЫЙ ПРЕДРАССУДОК Младокомсомольцы вместо того, чтобы заняться пропагандой коммунизма, с животной радостью спешили пропагандировать свободную любовь. Причем не иначе, как на собственных примерах. Юными пролетариями, готовыми отвергнуть стыд, как классовый предрассудок, таинство отношений между мужчиной и женщиной отвергается; романтика и девственность — «страшное наследие темного мира», «царства эксплуатации человека человеком». Оттого отношения полов рассматривались ныне лишь в контексте революционной целесообразности. «Дно» общества, описанное самым страстным и самым наглым агитатором революции Максимом Горьким, вылезло наружу, обуянное горячечным беспределом и кровавыми оргиями. Жители городских трущоб, человеческий сброд, лишенный всякой морали, уголовные элементы, преступники всех мастей, — стали гегемоном революции. Получив из рук красных паханов, управлявших страной, власть среднего и низшего звена, это «дно» строило «новую» жизнь по невиданным доселе понятиям. Самое тонкое чувство, на которое только способно «дно» — пошлая эротика, самая страстная любовь — грубый инстинкт спаривания. Но они лишь повторяли то, что стало нормой в клане красных правителей. А правители и их карательные органы жили по принципу свободной любви, не заботясь о том, чтобы скрывать это от народа. Но среди системы ценностей большинства населения бывшей Российской Империи половая распущенность никогда не была в почете; новая революционная мораль скорее даже вызывала отвращение. И тогда были запущены другие способы развращения народа. В дело вступил комсомол — «кузница коммунистических кадров». Вскоре в большевистской стране сексуальные преступления стали нормой поведения в среде рабочей молодежи; молодые пролетарии цинично демонстрировали отрицание всякой морали через надругательство и насилие над другими членами общества и в особенности, девушками и женщинами. Что поддерживалось секретарями комсомола, рьяно проповедующими полную свободу в отношениях полов. К примеру, в Киеве один из комсомольских секретарей укома на частых собраниях убеждал молодежь в «революционности свободной любви». То же происходило по всем городам и весям страны, докатываясь до дальних деревень, и уже не только на городских площадях и вокзалах, но и на деревенских сходках выступали заезжие молодые ораторы, пропагандируя прелести новой жизни и свободы половых отношений. Уже бродили в обществе слухи о «национализации» всех женщин в пользу передового пролетариата, идейного носителя идей коммунизма.

    «ЖЕНЩИНА — НЕ ЧЕЛОВЕК!»

    Ничего удивительного, что изнасилование в 20-30-е годы ХХ века стало нормой поведения членов советского государства. К примеру, в 1926 году только лишь Московским судом было рассмотрено 547 случаев изнасилования; в 1927 г. — 726; в 1928 г. — 849. В других судах больших городов та же тенденция. У процесса изнасилования в среде советской молодежи даже появилось свое наименование: «чубаровщина». Возникло оно по названию Чубаровского переулка на Лиговке в Ленинграде, где в 1926 году приехавшую работать на завод 20-летнюю крестьянку Любу Белякову насиловала целая банда молодых представителей рабочего класса, — около 40 (!) комсомольцев, кандидатов в члены ВКП(б) и коммунистов. (Уже в наше время, в 2006 г. об этом случае упоминала газета «АиФ».) Состоятся суд, в ходе которого установили, что обвиняемые и свидетели разделяют общественное мнение, озвученное рупором комсомола «Комсомольской правдой»: «Женщина — не человек, а всего лишь самка. Каждая женщина — девка, с которой можно обходиться, как вздумается. Ее жизнь стоит не больше, чем она получает за половое сношение» (18 декабря 1926 г.). «Самым скверным является то обстоятельство, — отмечает далее газета, — что этот ужасный случай не представляет собой в нашей жизни никакого особого преступления, ничего исключительного, он — всего лишь обычное, постоянно повторяющееся происшествие». Ничего необычного в зверском насилии, свершаемом на глазах прохожих, не увидел комсомолец, случайно ставший очевидцем преступления. Во время дачи показаний на суде он… не мог понять вопроса прокурора, почему же он никого не позвал на помощь. Один из шайки насильников и вовсе утверждал, что изнасилования как такового и не было, разве что акт совершался без согласия женщины… — Женщина — не человек, — твердили на суде обвиняемые, — все комсомольцы настроены точно так же, и живут таким же образом, как мы. «Чубаровское» дело получило такой широкий общественный резонанс, что грозило срывом планов индустриализации страны; поэтому вместо обычных 5 лет, которых давали за подобные «игры», шестеро из насильников были приговорены к расстрелу, остальные получили длительные сроки отсидки. На страницы советской печати попало и другое преступление, не менее чудовищное. И эти зверские преступления заставляли власти искать пути решения ею же порожденной проблемы. В 1927 году в Ленинграде на пляже у Петропавловской крепости тринадцать учащихся ФЗУ при Балтийском заводе после споров о сроках торжества коммунизма во всем мире зверски изнасиловали трех девушек. Суд по данному делу стал показательным; да и то только потому, что одна бедняжка скончалась от телесных повреждений, а у другой потерпевшей отец оказался видным партийным деятелем. В ходе следствия выяснилось, что один из преступников Федор Соловцов — комсомольский активист, уже давно славился сексуальными победами. Низкорослый парень с изъеденным оспой лицом имел восемь постоянных интимных партнерш в своей комсомольской ячейке, принуждая их к сожительству. Если девушки отказывались содействовать «внедрению революционной пролетарской морали», он тут же находил рычаги воздействия: то обещал исключить из комсомола, то угрожал лишением места в общежитии, то собирался распространить гнусную молву о ее непролетарском происхождении и т.п. И, между прочим, исполнял свои обещания. Ну а в некоторых случаях комсомольский активист просто дарил объекту похоти пару дефицитнейших фильдеперсовых чулок. Подобное стало нормой поведения в советском обществе; комсомольские и партийные вожди всегда видели в женщинах лишь сексуальный объект. Так было до конца ХХ века; и в сегодняшнем постсоветском обществе изувеченное внутреннее «я» Женщины не может оправиться от увечья, нанесенного ей коммунистической моралью. Общество, где человеческие нормы поведения и мораль подменяются лозунгами, обречено на длительное разложение. Советский Союз ждала участь трупа, разлагающегося, разлезающегося на части.

    Читайте также:  Изобретение колеса - переворот в истории

    «ЭРОТИСТЫ» И «СТРАДАЛЬЦЫ ОТ НЕТЕРПЁЖКИ»

    На суде над молодыми насильниками, проходившем в Ленинграде, было озвучено, что в комсомольской ячейке ФЗУ открыто существовало «бюро свободной любви». И часто мероприятия революционной молодежи заканчивались разнузданными оргиями, когда парочки совокуплялись на глазах друг у друга. А в тот момент на пляже, — объяснили насильники, — они «страдали от нетерпежки». Рассвирепели же и били гражданок за то, что те проявили «буржуазную несознательность», отказав им по-хорошему. Комсомольцы насиловали жертвы в извращенной форме, совершая групповые половые акты прямо на пляже. Оргия продолжалась несколько часов. Совершив насилие, они жестоко избили жертвы. У одной из потерпевших оказались поврежденными внутренние органы. На крики несчастных наконец прибежал наряд милиции. Солонцов уверенно заявил прибывшим: — Они не захотели добровольно доставить сексуальное наслаждение комсомольцам! Это их надо арестовывать, а не нас! Вину подсудимые так и не признали; комсомольский вожак на суде не раз подчеркивал, что видит в своих действиях «здоровую сексуальную революционную мораль». Но так как суд по делу об изнасиловании был превращен в показательный процесс, преступников сурово наказали: Соловцова расстреляли, его подельников посадили на длительные сроки заключения. Характерным для того времени явился резонанс, вызванный этим делом. Тогда как многие писали в партийные органы и газеты гневные письма, требуя смертной казни для насильников, другие поддерживали преступников, примеряя их опыт на себя. Анонимный автор, обращаясь в редакцию газеты «Правда», писал: «Как же нам удовлетворять естественные надобности? Девушки должны были пойти навстречу просьбе товарищей-комсомольцев и снять с них сексуальное напряжение, чтобы они, вдохновленные и довольные, смело шли к новым трудовым победам! Эрос революции должен помогать молодежи строить светлое коммунистическое завтра!» Подобное понимание роли женщины в «новом советском обществе» было навязано большинству молодых людей; в среде молодых рабочих разврат и насилие на долгие годы стали нормой поведения. «Студенты косо смотрят на тех комсомолок, которые отказываются вступить с ними в половые сношения. Они считают их мелкобуржуазными ретроградками, которые не могут освободиться от устаревших предрассудков. У студентов господствует представление, что не только к воздержанию, но и к материнству надо относиться, как к буржуазной идеологии», — это цитата из письма студентки, опубликованного в «Правде» (7 мая 1925 г.). «Эрос революции» тогда широко воспевался в обществе революционными поэтами-бунтарями – Маяковским и другими. Новые пролетарские писатели и деятели пролетарского искусства вели дискуссии о теории «крылатого» и «бескрылого» Эроса. Полная раскрепощенность нравов вызвала брожение не только в головах, но и в штанах, что привело к возникновению разных течений и теорий, посвященных семейно-половым вопросам. Самой заметной стала «теория Эроса», имевшая как бы два направления. И хотя между направлениями существовали отличия, однако главная задача «эротистов» заключалась в том, чтоб уверить общество, что в целях достижения полной свободы и скорейшей победы коммунизма необходимо избавиться от всех условностей старого мира: любви, семьи, дома. Для этого следовало полностью обнажить человеческое тело в живописи, на сцене и в кино. «Стыдливость, — это искажение всего нормального и здорового, с ней надо вести борьбу»; «любви нет, а есть лишь «голое размножение», физиологическое явление природы», — таковы основные принципы «эротистов». Советская литература с новым вдохновением, соответствующим времени, создавала образ женщины, приветствующей измены своего партнера (мужа), и которая сама была обязана удовлетворять сексуальный инстинкт мужчины (комсомольца и коммуниста).

    «НУЖНЫ ХОЗЯЙКИ, А НЕ ПАРТИЙНЫЕ ШЛЮХИ!»

    Во время начавшихся в середине 20-х годов судебных делах по случаям изнасилования выяснилось множество нелицеприятных фактов. Оказывается, в среде комсомольской молодежи приобрели популярность так называемые «вечёрки», на которых молодые люди «пробовали» девушек. Подобные мероприятия обычно проводились в помещении комитета комсомола, — фабричного ли, заводского и т.д. — куда молодежь была обязана приходить на учебу о классовой борьбе, гегемонии пролетариата, для ознакомления с трудами Маркса, Энгельса, Ленина. После чего комсомольский лидер предоставлял парням право выбирать партнершу среди пришедших на собрание комсомолок. Все знали, что секретарь комсомольской ячейки мог, при желании, покуситься сразу на нескольких понравившихся девушек. «Пробы» проходили то по очереди, то массово, без всякого стеснения перед товарищами. Вместе с тем выявились случаи самоубийства среди комсомолок, однако обвинить в этом комсомольских работников и членов комячеек не смогли (не захотели). Особое любопытство представляет труд Ивана Солоневича «Тяжкий вопрос о науке»; в котором известный русский публицист, ставший эмигрантом, описывает события тех лет, исходя из своего личного журналистского опыта. Иван Солоневич (1891—1953) является автором книг «Россия в концлагере», «Народная Монархия», «Диктатура импотентов», «Диктатура слоя». Обратимся к свидетельству Ивана Лукьяновича. «Осенью, кажется, 1932 года я в качестве репортера попал на Сормовский завод — старый гигант индустрии около Нижнего Новгорода. Репортерское ремесло в СССР — унылое и стандартизированное ремесло. Человек обязан писать о том, что приказано. А если того, чему приказано быть, в природе не существует, обязан выдумать. То, что существует в реальности, никакую редакцию не интересует, и интересовать не имеет права. Жизнь обязана укладываться в схему генеральной линии. Я с блокнотом и фотоаппаратом скучно бродил по гигантской территории Сормовского завода, пока в его парадных воротах не наткнулся на целую серию «черных досок» — «досок позора», на которые наносят имена всякого отдельного элемента веселой социалистической стройки. Не «преступного», а только «отсталого»— для преступного есть и другие места. На досках красовалось около ста имен. На доски я взглянул только случайно: кому интересны имена опоздавших на работу, не выполнивших нормы, удравших от общественной нагрузки? Но случайный взгляд обнаружил целое «общественное явление»… Почти в одной и той же редакции, одна за другой, шли записи такого содержания: «Комсомолец Иван Иванов женился, старается возможно больше заработать, бросил общественную работу, исключен из комсомола как мещанский элемент». Иногда редакция записи говорила чуть-чуть иначе: «Комсомолец Иванов “повышает квалификацию”, но для заработка, а не для социализма». Словом — на досках было около сотни комсомольцев, из-за женитьбы ушедших из комсомола. Я направился в комсомольский комитет: в чем тут дело? В комсомольском комитете мне ответили раздраженно и туманно: черт их знает, что с ребятами делается: у попа женятся, пойдите в женотдел, это по ихнему ведомству, женотдел прямо на стенку лезет… Я пошел в женотдел… Меня как «представителя московской прессы» обступила дюжина комсомольских и партийных активисток. Часть из них относилась к типу партийной самки, который был увековечен соответствующим скульптурным произведением во Дворце труда. Другую я отнес к числу заблудших душ — не вполне невинных жертв социалистического общественного темперамента. Всем им хотелось излить свои наболевшие души. Они и излили: одни жалобно, другие озлобленно. Фактическую сторону дела обе части рисовали, впрочем, одинаково. Фактическая сторона дела заключалась в том, что заводская молодежь ни с того ни с сего вдруг начала жениться. Это бы еще полбеды. Настоящая беда заключалась в том, что на комсомолках жениться не хотел никто. Им-де, ребятам, нужны жены, а не «орательницы» — в русском языке есть глагол «орать», имеющий случайно лингвистическое родство с термином «оратор». Им нужны хозяйки дома, а не партийные шлюхи — последнее существительное в разных редакциях передавалось по-разному. Они, ребята, вообще хотят иметь семью. Как у людей. Без развода и всяких таких вещей. И поэтому женятся не в загсе (отдел записи актов гражданского состояния), а у попа: так все-таки вернее. Потом они хотят побольше заработать, учатся, посещают курсы, «повышают квалификацию», но на собрания не ходят, и социалистическая стройка их не интересует никак. В соответствии с советской идеологией, фразеологией и прочими вещами женские души из сормовского женотдела выражались витиевато и казенно. Слушатель, не убеленный достаточным советским опытом, мог бы и в самом деле предположить, что интересы социалистической стройки стоят у женотдела на самом первом месте. Но, во-первых, партийный комитет никакой угрозы интересам этой стройки не отметил и, во-вторых, сквозь казенные ламентации о планах, собраниях, мещанстве и прочем нет-нет да и прорывались свои собственные, неказенные слова. «А нашим-то девкам — куда деваться, вот так век в комсомолках и ходить?» «Они сволочи, от комсомолок носы воротят, словно мы какие зачумленные». «Им такую подавай, чтобы борщ умела варить, а что она политически безграмотна, так им что?» «В мещанство ударились; чтоб его жену никто и тиснуть не смел»… Несколько позже председательница женотдела, тип застарелой орлеанской девственницы, говорила мне полуконфиденциальным тоном: «Комсомолки наши ревмя ревут, почитай, ни одна замуж не вышла, конечно, несознательность, а все-таки обидно им… Эти сто, что на черных досках, — это только показательные, только для примеру, у нас весь молодняк такой же. Совсем по старому режиму пошли. Попа мы арестовали — не помогает: в Нижний жениться ездиют. Вы об этом, товарищ Солоневич, уж обязательно напишите…» Я обещал «написать» — писать обо всем этом нельзя было, конечно, ни слова. На своих спортивных площадках я поговорил с ребятами. Ребята усмехались и зубоскалили: просчитались наши орательницы, кому они нужны! «Я, товарищ Солоневич, скажу вам прямо: я на бабе женюсь, а не на партии… Вот тут один наш дурак на комсомолке женился: дома грязь, пуговицу пришить некому, жену щупают кому не лень, ежели дети пойдут, так это еще не сказано, чьи они». Словом, разговоры носили ярко выраженный мелкобуржуазный характер. И я понял: социалистическая игра в России проиграна. В семейном вопросе коммунизм сдал свои позиции первым: с вот этакими комсомольцами справиться было нельзя. Да и солдаты были нужны: без семьи — какие солдаты. Так, несколько позже, коммунизм отступил и на церковном фронте: отступил гибко и умно, не отдавая своих основных позиций и используя религию для вооруженной защиты безбожия. Но прорыв на семейном фронте был первым решающим прорывом: комсомолец попер жениться, комсомолец стал строить семью — и тут уж все остальное, быстро или медленно — это другой вопрос, пойдет истинно старорежимными путями: семья, забота, собственность — словом, «старый режим»…».

    «КАЖДАЯ КОМСОМОЛКА ОБЯЗАНА ОТДАТЬСЯ…»

    Источник: http://ussr.nnov.org/back-in-sssr/2216247.html

    Ссылка на основную публикацию