Формирование общества: эксперимент с обезьянами

Эксперимент с обезьянами: формирование общества

Опыт №1

Клетка. В ней 5 обезьян. К потолку подвязана связка бананов. Под ними лестница. Проголодавшись, одна из обезьян подошла к лестнице с явными намерениями достать банан. Как только она дотронулась до лестницы, открывается кран и ВСЕХ обезьян обливают очень холодной водой.

Проходит немного времени, и другая обезьяна пытается полакомиться бананом. Та же ледяная вода. Третья обезьяна, одурев от голода, пытается достать банан, но остальные хватают ее, не желая холодного душа.

А теперь уберите одну обезьяну из клетки и замените ее новой обезьяной. Она сразу же, заметив бананы, пытается их достать. К своему ужасу, она видит злые морды остальных обезьян, атакующих ее. После третьей попытки она поняла, что достать банан ей не удастся.

Обратите внимание

Теперь уберите из клетки еще одну из первоначальных пяти обезьян и запустите туда новенькую. Как только она попыталась достать банан, все обезьяны дружно атаковали ее, причем и та, которую заменили первой (да еще с энтузиазмом).

И так, постепенно заменяя всех обезьян, вы придете к ситуации, когда в клетке окажутся 5 обезьян, которых водой вообще не поливали, но которые не позволят никому достать банан.

Опыт №2

В пустой комнате 5 шимпанзе. В центре комнаты лестница, сверху лежит банан. Когда первая обезьяна замечает банан, она лезет за ним по лестнице, чтобы схватить и съесть.

Но как только она приближается к фрукту, с потолка на нее обрушивается струя ледяной воды и сбивает вниз. Другие обезьяны тоже пытаются забраться на лестницу.

Всех сбивает вниз струя холодной воды, и они отказываются от попыток взять банан.

Воду выключают, а одну вымокшую обезьяну заменяют новой, сухой. Не успевает она войти, старые пытаются не дать ей забраться на лестницу, чтобы ее тоже не окатило водой.

Новая обезьяна не понимает, в чем дело. Она видит только группу собратьев, мешающих ей взять вкусный фрукт. Тогда она пытается прорваться силой и дерется с теми, кто не хочет ее пропускать.

Но она одна, и четыре прежних обезьяны берут верх.

Другую промокшую обезьяну заменяют новой сухой. Как только она появляется, предшественник, подумавший, что именно так нужно встречать новичков, набрасывается на нее и колотит. Новичок даже не успевает заметить лестницу и банан, он уже вне игры.

Затем третью, четвертую и пятую вымокших обезьян заменяют по очереди сухими. Каждый раз, как только новички появляются, их колотят. Прием становится с каждым разом все более жестоким. Обезьяны все вместе бросаются на новичка, как будто стараясь улучшить ритуальный прием.

В финале на лестнице по прежнему лежит банан, но пять сухих обезьян оглушены постоянной дракой и даже не думают приблизиться к фрукту. Их единственной заботой является следить за дверью, откуда появится новая обезьяна, чтобы скорее напасть на нее.

Источник: notes.s4aste.com

Источник: https://www.factroom.ru/facts/4763

«Практики»: Гуманизация высших приматов. Эксперимент Уинтропа Келлогга

Уинтроп Келлогг – американский психолог (1898-1972), снискавший славу одиозного экспериментатора. Дело в том, что он проводил эксперименты в области сравнительной психологии приматов, а если конкретнее, то Келлог пытался воспитать шимпанзе как человека в условиях нормальной среднестатистической семьи.

Уинтроп Келлог и Гуа (1931 г.)

Идея возникла у него еще во времена учебы в Колумбии, когда Келлогг столкнулся с журналистскими статьями о «волчьих детях» в Индии. Больше всего Уинтропа заинтересовал тот факт, что возвращённые в лоно цивилизации «маугли» так до конца и не могли социализироваться и часто проявляли повадки своих «родителей».

Однако исследователь полагал, что эти дети рождаются с нормальными интеллектуальными способностями, так как прекрасно адаптируется к окружающим их условиям.

Важно

Уинтроп Келлогг верил – главная проблема при социализации детей, выращенных дикими животными, состояла не в их принципиальной недоразвитости, а в исключительном влиянии раннего опыта и существовании особого, критического психического опыта, пережитого в младенчестве и детстве.

Вдохновившись историями о детях «маугли», Уинтроп Келлогг решает проверить сформулированные им в статье «Гуманизация Обезьяны» («Humanizing of ape») тезисы. Сама же статья была опубликована в журнале Psychological Review №38. Психолога интересовало «относительное влияние природы и воспитания на поведение».

В силу того, что проводить эксперимент, в котором испытуемым стал бы ребенок, значило нарушить те немногие этические нормы, существовавшие в научно-психологической среде того времени, от этого варианта решили отказаться:

Поэтому Келлогг и его жена Люэлла создали проект эксперимента, в котором условия воспитания были бы обратными. То есть, дикое животное помещалось бы в человеческую социальную среду и воспитывалось бы в ней. Подобный эксперимент уже проводили за год до Келлогов Карлайл Джейкобсен (1930), но его результаты были отрицательными.

К тому же Уинтроп Келлогг раскритиковал неудачный эксперимент. Ученый аргументировал это так: Карлайл выбрал уже годовалого шимпанзе, который, к тому же, некоторое время жил в зоопарке, а значит у него сформировалось отношение к людям, как к хозяевам, а к себе – как к животному. В противовес этому, ключевое положение своего проекта Уинтроп сформулировал так:

В итоге, было решено воспитывать обезьяну в домашней среде, вместе с их девятимесячным ребёнком – малышом Дональдом. Первоначальный план эксперимента предполагал переезд в Западную Африку, но банальное отсутствие средств чуть было не уничтожило перспективу исследования. Спас Келлоггов Роберт Йеркс, у которого Уинтроп в 1931 году взял на попечение семимесячную самку шимпанзе Гуа.

Ход эксперимента

Дональда и Гуа воспитывали наравне, не делая между ними разницы. Их обоих одевали, сажали на детский стульчик, во время еды, кормили с ложки, мыли и обучали. Не удивительно, что шимпанзе и ребёнок быстро сошлись и стали неразлучны.

Гуа и Дональд в предверии тестов на быстроту реакции.

Через несколько месяцев Уинтроп и Люэлла приступили к тестам на сообразительность, быстроту реакции и умение определять направление звука. Один из тестов выглядел так: посреди комнаты подвешивали на нитке печенье, а Дональду и Гуа выдали палки, наблюдая, кто быстрее сообразит, как достать лакомство.

Во время другого теста шимпанзе и ребёнку завязали глаза и звали по имени. Обоим подопытным давали одинаковые предметы (ложку, карандаши и бумагу, подобие велосипеда) и сравнивали скорость освоения предметов.

Совет

Было несколько тестов на реакцию: на громкий звук, на долгое воздействие (ребёнка и шимпанзе крутили на стуле вокруг своей оси продолжительное время), на отложенную реакцию (мама или папа прятались за ширмой, а подопытные должны были пойти за ними).

Гуа проявляла большую смекалку во всём, что касалось подвижности и способов добычи пропитания, в то время как Дональд в разы лучше осваивал привычные нам предметы: ложку, тарелку, карандаши и бумагу.  

Всего обезьяна и человеческий детёныш провели вместе 9 месяцев: начался эксперимент в 1931, а закончился 28 марта 1932. Предполагалось что эксперимент продлиться 5 лет. Из выше сказанного не трудно догадаться, что исследование не завершилось, ведь Келлогам не удалось сделать из шимпанзе человека.

Самые крупные их успехи – это обучение Гуа прямохождению и использованию ложки во время еды. Шимпанзе немного понимала человеческую речь, но сама говорить не могла, даже самых простых слов. Обезьяна не смогла освоить даже такую простую человеческую игру как «ладушки», в отличие от Дональда.

И все-таки, почему же эксперимент прервали так рано?

Дело в том, что Уинтропа и Люэллу напугало отставание в развитии их сына Дональда. В 19 месяцев мальчик знал и использовал только три слова, просил еду, ухая и подражая обезьяньему лаю. Мальчик стал слишком сильно подражать своей «сестрёнке», и Келлоги закончили опыт.

Нельзя сказать, чтобы гипотеза Уинтропа Келлога о влиянии естественной среды и воспитания на формирование поведенческих паттернов была полностью опровергнута, но, очевидно, что общей воспитательной среды оказывается недостаточно, чтобы направлять психическое развитие в нужное русло. 

К сожалению, судьба Дональда так и осталась неизвестной, в то время как о Гуа известно чуть больше. Жизнь испытуемой сложилась трагично: её вернули в центр исследования приматов, где она умерла через несколько лет. Больше подобных экспериментов не проводилось.

Критика

Как не удивительно, но довольно странный эксперимент Уинтропа Келлога относительно благосклонно приняли в научной среде. Хотя такая лояльность легко объяснима тенденциями американской психологической науки начала XX века – радикальный бихевиоризм и научный позитивизм давали свои плоды. В статье в Time (Baby & Ape) исследователь написал:

В конце концов материалы эксперимента легли в основу книги Келлога «The Ape and The Child», выпущенной в 1933 году. Впрочем, была и критика.

Обратите внимание

Так несколько психологов высказали неодобрение в связи с тем, что в качестве объекта исследования был выбран младенец. Это показалось им неэтичным.

Другие критиковали Келлога за отлучение шимпанзе от матери и животного социума, что автоматически делало дальнейшую жизнь Гуа крайне трудной, даже в условиях исследовательского центра.

Выводы

Похоже, что попытка очеловечить животных, даже родственных нам приматов не может увенчаться успехом. Воздействие среды, на которое надеялись чета Уинтроп, оказалось недостаточно сильным, в то время как общение с кусочком живой природы отрицательно повлияло на их сына.

Дональд и Гуа играют в мяч (конец 1931 г.).

Если же смотреть на результаты исследования с позиции Келлога, то все выглядит немного иначе. Исследование показало границы влияния наследственности, не зависящей от окружающей среды, и позволило выявить преимущества психического развития, обусловленные обогащенной средой.

Как говорилось выше, Гуа так никогда и не оправдала ожидания Келлога в отношении освоения человеческого языка, так как она не смогла имитировать человеческую речь. Напротив, этого нельзя сказать о Дональде, который имитировал некоторые звуки Гуа, что говорит

Кажется, подобный эксперимент должен лишний раз убедить научное сообщество в несостоятельности надстройки, в виде высокоорганизованного и переусложнённого социума, но этого не происходит. Так, частный случай неудачных исследователей.

Впрочем, все как обычно, кому-то это может и не понравиться.

Рекомендуем прочесть:

1. W.N.Kellogg – «Humanizing the ape» (1931). 

2. W.N.Kellogg – «Babe & Ape» (Time, 1933). 

Источник: http://concepture.club/post/nauka/praktiki-gumanizacija-vysshih-primatov-eksperiment-uintropa-kelloga

Опыты над обезьянами

Оглавление:

В настоящее время человечество достигло немалых высот развития в различных областях науки. Мало кто над этим задумывается, но многие их этих открытий были сделаны благодаря животным. В качестве подопытных на протяжении многих веков ученые используют крыс, собак, дельфинов и, конечно же, обезьян.

Доказано – у шимпанзе рабочая память лучше человеческой

Под рабочей памятью понимается такая форма краткосрочной памяти, при которой мозг способен обрабатывать одновременно несколько мыслей. Чаще всего такой способностью обладают люди, страдающие тяжелыми психическими расстройствами, а нормальный человек, к сожалению, с таким заданием справиться не сможет.

Японскими исследователями было представлено видео, свидетельствующее об удивительных способностях шимпанзе, которая обладает феноменальной памятью. Она не только знает все числа от 1 до 19, но и прикасается к каждому из них в порядке возрастания и определяет те, которые ей не показали.

Читайте также:  Жуткий обряд манене интересные факты

Ученые полагают, что такие способности необходимы шимпанзе для выживания в дикой природе, ведь зачастую этим животным требуется моментально принимать быстрое решение, чтобы спастись от внезапно появившегося хищника.

Опыт с клеткой и бананом №1

Как ни странно, некоторые опыты над обезьянами позволяют исследователям лучше понимать человеческую психологию, однако, причины того или иного поведения приматов ученые не могут объяснить до сих пор.

К примеру, если поместить в клетку 5 обезьян, подвесить к потолку связку бананов и поливать ледяной водой всех обезьян, когда одна из них попытается достать бананы, то к концу эксперимента поведение обезьян объяснить будет очень сложно. Так, при попытке одной из обезьян достать бананы, остальные четыре, помня, что после этого действия последует холодный душ, набрасываются на неё и не позволяют достать вкусные фрукты.

Затем вместо одной из промокших обезьян в клетку запускают другую, сухую.

Естественно, она, увидев бананы, направляется в их сторону и наталкивается на сопротивление уже мокрых сородичей, которые не позволяют ей подходить к бананам.

Важно

После этого таким же образом заменяется еще одна мокрая обезьяна на сухую. Новенькой не дают подходить к фруктам все четыре обезьяны, включая и ту, которую водой не поливали вовсе.

Далее таким же образом постепенно заменяются все обезьяны до тех пор, пока в клетке не останутся все сухие животные, которые водой вообще не были политы. Но они всё так же не будут позволять друг другу доставать бананы.

Видео об опытах над обезьянами

Опыт с клеткой и бананом №2

В клетке находятся пять шимпанзе и лестница, на верхней ступеньке которой лежит банан. Когда одна из обезьян пытается влезть на лестницу и достать банан, сверху включается кран с ледяной водой и животное сбивается с лестницы мощной струёй. При попытке других обезьян достать лакомство происходит то же самое. В конце концов обезьяны прекращают попытки достать банан.

Затем одна промокшая обезьяна заменяется на новую, сухую. Как только она подходит к лестнице с бананом, другие шимпанзе не позволяют ей забраться на лестницу, чтобы она также не оказалась под струёй воды, набрасываются на неё, отталкивают и бьют.

После этого еще одна мокрая обезьяна заменяется на новую. Когда она входит в клетку, предшественник, решивший, что новичков нужно встречать именно так, бросается на неё и бьёт. При этом новенькая обезьяна даже не успела заметить банан на лестнице, но уже оказалась поколоченной.

Далее третья, четвёртая и пятая вымокшие обезьяны поочерёдно заменяются на сухих. Каждый раз, как только новичок появляется в клетке, на него набрасываются другие шимпанзе и бьют.

К концу эксперимента обезьяны настолько заняты дракой, что даже не думают о банане, лежащем на лестнице. Единственная их забота — наблюдать за дверью, чтобы, когда появится новая шимпанзе, наброситься на неё и поколотить.

Пересадка головы обезьяны

Американским ученым Робертом Уайтом была сделана первая в мире успешная попытка настоящей пересадки головы.

До него другие ученые уже проводили операцию по пересадке головы: одну собачью голову пересаживали на туловище другой, живой собаки, но Уайт решил пойти дальше. Он пересадил голову шимпанзе на тело другой обезглавленной шимпанзе.

Опыт оказался настолько удачным, что обезьяна пришла в себя после операции и даже чуть не укусила одного из членов команды Уайта.

Совет

Но, поскольку этот эксперимент проводился в 70-х годах, когда ученые еще не умели прикреплять мозг к спинному мозгу, подопытная обезьяна лежала неподвижно и не могла двигать телом. После операции она прожила менее двух суток.

В настоящее время, благодаря новым открытиям в области медицины, ученые начали утверждать, что подобные операции можно делать с большой вероятностью успеха и на людях. Поскольку в мире есть очень много людей с неизлечимыми болезнями, которые просто обречены на смерть, такие операции могут дать им шанс на спасение.

Доказано – обезьяны умеют отличать плохое от хорошего

Зоологи британского университета сделали интересное открытие. Они выяснили, что обезьяны отличают плохие поступки от хороших и делают свои собственные выводы о людях или своих сородичах.

Британцами были проведены такие опыты над обезьянами: им давали наблюдать за различными моделями поведения людей. Один человек обращался к другим людям с просьбой о помощи в каком-либо несложном деле, к примеру, просил помочь открыть коробку. Некоторые люди соглашались помочь, а некоторые демонстративно отказывали. После участники эксперимента предлагали обезьянам угощение.

Выяснилось, что животные брали угощение из рук всех людей, за исключением тех, которые отказывались помочь.

При этом воспроизводились различные ситуации. Так, если человек, к которому обращались за помощью, был занят каким-либо другим делом и не мог помочь, поскольку был занят сам, то обезьянки не отказывались брать корм из его рук. Но если же человек имел возможность оказать помощь, но не сделал этого, обезьяны держались от него подальше.

Ученые выяснили, что способностями отличать плохие поступки от хороших наделены шимпанзе и капуцины. Они считают, что такая способность оценивать поведение других существ исходя из собственных поступков развилась у обезьян в процессе эволюции.

Как Вы относитесь к опытам над обезьянами? Расскажите об этом в комментариях.

Видео об опытах с обезьянами

Источник: https://www.rutvet.ru/in-opyty-nad-obezyanami-8715.html

Жестокие опыты над обезьянками

Американский психолог Гарри Харлоу (Harry Harlow) заработал своими опытами зловещую репутацию даже у коллег. Парадокс в том, что он тем самым добыл для науки данные, доказавшие необходимость более теплого отношения людей друг к другу. Это случилось в 50-е годы.

Первоначально Харлоу занимался разработкой теста интеллекта для обезьян. Он показал, что они способны решать задачи гораздо более сложные, чем считали авторы более ранних исследований. Изучая макак-резус, Харлоу изолировал детенышей от матерей и их сверстников. Именно это обстоятельство сыграло решающую роль в том, что он натолкнулся на открытие, принесшее ему славу.

Он заметил, что обезьянки, когда их разлучали с матерью, делались чрезвычайно привязанными к махровым полотенцам, которыми устилали пол клетки. Они стискивали их в своих кулачках, обнимали их и впадали в истерику, когда полотенце отнимали. Что происходило? Привязанность в то время понималась исключительно в терминах пищевого подкрепления. Младенец любит мать, потому что она утоляет его голод. Харлоу кормил детенышей из рук, из маленьких бутылочек. Когда он бутылочку убирал, обезьянки просто отворачивались. Но когда он пытался отобрать у них полотенце, происходило нечто совершенно иное: макаки начинали истошно визжать, кидались на пол и вцеплялись в полотенце мертвой хваткой.

Обратите внимание

Харлоу смотрел на вопящих обезьян и думал о том, как возникает любовь. К нему пришла неожиданная мысль. Как пишет его биограф Блюм, лучший способ понять сердце – разбить его.

Вскоре Харлоу приступил к своим знаменитым экспериментам. С помощью ножниц по металлу и паяльника он соорудил из проволочной сетки «суррогатную мать». К ней крепился сосок, из которого вытекало обезьянье молоко. Кроме того, он сделал мягкую суррогатную мать, обернув ее корпус махровой тканью. У второй матери не было соска. Новорожденных детенышей сажали в клетки с двумя суррогатными матерями. Взрослые обезьяны, у которых отняли детей, визжали и бились о стенки клеток; малыши стонали, попав в отдельное помещение. Это продолжалось час за часом, лаборатория наполнялась криками отчаяния и вонью: жидкий стул, как писал Харлоу, указывает на высокую степень эмоционального напряжения.

Однако затем начали происходить удивительные вещи. Спустя несколько дней детеныши переносили свою привязанность с настоящих матерей, которые теперь были недоступны, на матерчатых суррогатных; за них они цеплялись, по ним ползали, ласкали их «лица» своими маленькими лапками и проводили многие часы, сидя у них на спинах и животах. Матерчатая мать не могла их накормить молоком, и когда детеныши испытывали голод, они забирались на проволочную мать, но затем снова возвращались к матерчатой.

По прошествии некоторого времени Харлоу помещал маленьких макак в незнакомую комнату вместе с одной из суррогатных матерей. Если с ними была кормящая мать, детеныши дрожали от страха, плакали и сжимались в комок на полу. Если в комнате оказывалась матерчатая суррогатная мать, их поведение было другим: обезьянки чувствовали себя в безопасности, с интересом изучали комнату и предметы, расположенные в ней.

Харлоу выступил с докладом, который назвал «Природа любви» и который стал классикой: «Мы не удивились, когда обнаружили, что комфорт, который приносит контакт, является базисом таких переменных, как привязанность и любовь, но мы не ожидали, что он полностью заслонит такой фактор как питание; действительно, различие оказалось настолько большим, что заставило предположить: главная функция кормления – обеспечение частого и тесного телесного контакта детеныша с матерью… Любовь к настоящей и к суррогатной матери выглядят очень сходно. Как показывают наши наблюдения, привязанность детеныша обезьяны к настоящей матери очень сильна, но ей ничем не уступает любовь, которую в условиях эксперимента детеныш проявляет к суррогатной матери из ткани».

В 1930-1950 годы господствовала теория воспитания, согласно которой не следует баловать ребенка тактильным поощрением, обнимая его и беря на руки. Харлоу показал, что прикосновения матери ребенку жизненно необходимы. Он представил данные, которые ясно показывали: матерчатая суррогатная мать важнее для малышей, чем кормящая. Его успех оказался триумфальным и произвел революцию. В 1958 году Харлоу был избран президентом Американской психологической ассоциации. О нем сняли документальный фильм. Его работы повлияли на промышленность, выпускающую детские товары: особенное распространение получили рюкзаки, в которых родители могли носить детей. Приюты и родильные дома изменили свою политику: младенцу мало бутылочки с молоком, его нужно брать на руки, качать, смотреть на него и улыбаться.

Однако вскоре стало понятно – все сложнее. Суррогатная матерчатая мать обеспечивала тактильный контакт не хуже настоящей, но в течение следующего года Харлоу заметил, что выросшие обезьянки были не вполне нормальны. Когда он выпускал их из клеток, чтобы они могли поиграть друг с другом и образовать пары, они яростно избегали общения. Самки нападали на самцов. Некоторые проявляли что-то похожее на аутизм: они раскачивались, кусали себя до крови и отгрызали собственные пальцы.

Читайте также:  Караваджо - интересные факты из жизни

Харлоу был разочарован. Всего год назад он торжественно объявил, что выделил главный компонент воспитания, и теперь стало ясно, что он совершил ошибку. Он начал пить.

Важно

В последующих статьях Харлоу мужественно признал, что выращенные суррогатными матерями детеныши страдают эмоциональными нарушениями, и указал, что помимо прикосновений необходимо хотя бы полчаса в день игры детенышей друг с другом.

Для доказательства этого положения ему потребовались наблюдения за десятками обезьян. Первые макаки, выросшие в изоляции, так и не научились играть и спариваться. Однако самки достигли зрелости, у них начали созревать яйцеклетки. Харлоу хотел получить от них потомство, потому что у него появилась новая идея. Его интересовал вопрос, какими матерями окажутся эти обезьяны. Все попытки подсадить к ним опытных самцов не принесли успеха – самки вцеплялись им в морды. Тогда он придумал приспособление, которое назвал «рамой для изнасилования»: зафиксированная в нем самка не могла воспротивиться тому, чтобы на нее залез самец. Это принесло успех. Двадцать самок забеременели и произвели на свет потомство. Часть из них убили своих детенышей, другие были к ним равнодушны, только немногие вели себя адекватно.

В 1967 году Харлоу был награжден Национальной медалью науки. Он находился на пике научной карьеры, откуда путь только вниз. Через четыре года от рака умерла его жена. Он чувствовал себя опустошенным и был вынужден пройти в клинике курс электрошоковой терапии. На какое-то время Харлоу стал сам лабораторным животным, получающим экспериментальные процедуры. После лечения он вернулся в лабораторию, и сотрудники говорили, что он больше никогда не был прежним. Он разговаривал медленнее и перестал шутить. Он больше не хотел изучать депривацию материнского воспитания. Его интересовало, что вызывает депрессию и что может ее излечить. Харлоу искал лекарство в том числе для самого себя.

Еще одно из экспериментальных устройств Харлоу, состоящее из стула, вращающийся с постоянной скоростью один оборот в минуту, и рентгеновского аппарата.

Он разработал изолированную камеру, в которой обезьянка сидела скрючившись, пригнув голову и ничего не видя. Эксперимент продолжался до шести недель. Животное кормили через отверстие внизу камеры, закрытое специальным экраном. Это приспособление Харлоу назвал «колодцем отчаяния». Ему вполне удалось создать модель психического заболевания. Животные, выпущенные из «колодца отчаяния», обладали разрушенной психикой, страдали тяжелыми психозами. Что бы Харлоу ни предпринимал, вернуть их в нормальное состояние не удавалось.

Харлоу умер в 1981 году от болезни Паркинсона. “Единственная вещь, которую я ценю в обезьянах, – говорил он, – это получаемые от них данные, которые я могу опубликовать. Я нисколько их не люблю. Животные вообще мне не нравятся. Я испытываю отвращение к кошкам. Я ненавижу собак. Как можно любить обезьян?”

Источник: http://guru.1743.ru/posts/1117-zhestokie-opyty-nad-obezyankami

Можно ли воспитать обезьяну в человеческой семье?! История одного эксперимента!

Очень необычный и интересный эксперимент был проведен в 1931-м году семьей американских биологов по фамилии Келлог.

Изучив множество историй о детях, выросших среди животных (обезьян или волков), Уинтроп и Люэлла Келлог захотели узнать, что произойдет, если сделать наоборот, то есть воспитать детеныша обезьяны в человеческой семье?

Сможет ли при этом животное стать ближе к человеку по умственному развитию? Поначалу биологи планировали переехать со своим маленьким сыном Доналдом на Суматру, где было бы совсем нетрудно среди орангутанов найти Доналду «компаньона», но чтобы осуществить затею у ученых не хватило денег.

Совет

Был найден другой выход, Йельский центр по изучению человекоподобных обезьян для эксперимента выделил биологам маленькую самку шимпанзе по имени Гуа.

Обезьянке было семь месяцев, а Доналду — 10. Уинтроп и Люэлла Келлог знали, что за 20 лет до их эксперимента уже был опыт «очеловечивания» обезьяны.

Его проводила русская исследовательница Надежда Ладыгина, которая пыталась воспитать годовалого детеныша шимпанзе по принципам воспитания человеческих детей. За три года эксперимента Ладыгина добилась больших успехов.

Но Ладыгина проводила свой опыт без участия детей, и супруги Келлог надеялись, что воспитание обезьяны совместно с их сыном даст результаты намного лучше. Итак, Гуа попала в человеческую семью и стала воспитываться наравне с Доналдом.

Обезьяна и ребенок понравились друг другу и вскоре стали неразлучны. Биологи записывали каждую малейшую деталь: ребенку нравится запах духов, обезьяне — нет.

Время от времени они проводили тесты: кто быстрее сообразит, как при помощи палки достать печенье, подвешенное посреди комнаты на нитке к потолку?

А что если завязать Доналду и обезьянке глаза и позвать их по имени, кто сможет лучше определить направление звука? Так в обоих этих тестах победила Гуа.

Но зато когда ребенку дали карандаш и бумагу, он самостоятельно начал что-то карябать, а вот обезьянку пришлось учить, что можно делать с карандашом.

Обратите внимание

Эксперимент по приближению обезьяны к человеку под влиянием воспитания оказался скорее неудачным, хотя биологам удалось многому обучить обезьяну.

Гуа часто ходила на двух ногах, научилась пользоваться во время еды ложкой и даже стала немного понимать человеческую речь.

Но обезьяна приходила в замешательство, когда знакомые ей люди были одеты в другую одежду, она так и не смогла научиться выговаривать хотя бы одно слово — «папа».

В отличие от ребенка, обезьяна так и не смогла освоить простенькую игру типа наших «ладушек». В конце концов, эксперимент пришлось прервать, после того, как выяснилось, что к 19 месяцам Дональд, как и обезьяна, не блистал красноречием — он выучил всего лишь три слова.

К тому же мальчик стал перенимать некоторые обезьяньи повадки, например, желание поесть он стал выражать типичным обезьяньим звуком похожим на взлаивание.

Родители испугались, что эксперимент может превратиться в обратный «Как превратить человека в обезьяну» и что их сын опустится на четвереньки и не освоит человеческий язык.

Поэтому обезьяну вернули обратно в питомник. Желающих повторить эксперимент так больше и не нашлось.

Источник

Источник: http://pirooog.ru/vospitanie-obezyany/

Эксперимент с обезьянами: рождение сообщества

Опыт 1:

Клетка. В ней 5 обезьян. К потолку подвязана связка бананов. Под ними лестница. Проголодавшись, одна из обезьян подошла к лестнице с явными намерениями достать банан. Как только она дотронулась до лестницы, открывается кран и ВСЕХ обезьян обливают очень холодной водой.

Проходит немного времени, и другая обезьяна пытается полакомиться бананом. Та же ледяная вода. Третья обезьяна, одурев от голода, пытается достать банан, но остальные хватают ее, не желая холодного душа.

А теперь, уберите одну обезьяну из клетки и замените ее новой обезьяной. Она сразу же, заметив бананы, пытается их достать. К своему ужасу, она видит злые морды остальных обезьян, атакующих ее.

После третьей попытки она поняла, что достать банан ей не удастся.

Теперь уберите из клетки еще одну из первоначальных пяти обезьян и запустите туда новенькую. Как только она попыталась достать банан, все обезьяны дружно атаковали ее, причем и та, которую заменили первой (да еще с энтузиазмом).

Важно

И так, постепенно заменяя всех обезьян, вы придете к ситуации, когда в клетке окажутся 5 обезьян, которых водой вообще не поливали, но которые не позволят никому достать банан.

Опыт 2:

В пустой комнате 5 шимпанзе. В центре комнаты лестница, сверху лежит банан. Когда первая обезьяна замечает банан, она лезет за ним по лестнице, чтобы схватить и съесть.

Но как только она приближается к фрукту, с потолка на нее обрушивается струя ледяной воды и сбивает вниз. Другие обезьяны тоже пытаются забраться на лестницу.

Всех сбивает вниз струя холодной воды, и они отказываются от попыток взять банан.

Воду выключают, а одну вымокшую обезьяну заменяют новой, сухой. Не успевает она войти, старые пытаются не дать ей забраться на лестницу, чтобы ее тоже не окатило водой.

Новая обезьяна не понимает, в чем дело. Она видит только группу собратьев, мешающих ей взять вкусный фрукт. Тогда она пытается прорваться силой и дерется с теми, кто не хочет ее пропускать.

Но она одна, и четыре прежних обезьяны берут верх.

Другую промокшую обезьяну заменяют новой сухой. Как только она появляется, предшественник, подумавший, что именно так нужно встречать новичков, набрасывается на нее и колотит. Новичок даже не успевает заметить лестницу и банан, он уже вне игры.

Затем третью, четвертую и пятую вымокших обезьян заменяют по очереди сухими. Каждый раз, как только новички появляются, их колотят. Прием становится с каждым разом все более жестоким. Обезьяны все вместе бросаются на новичка, как будто стараясь улучшить ритуальный прием.

В финале на лестнице по прежнему лежит банан, но пять сухих обезьян оглушены постоянной дракой и даже не думают приблизиться к фрукту. Их единственной заботой является следить за дверью, откуда появится новая обезьяна, чтобы скорее напасть на нее.

Почему так происходит? Потому что у них тут уже ТАК ПРИНЯТО. Знакомая история?

Источник: https://facte.ru/other/13727.html

Самые жестокие психологические эксперименты 20 века – Part 2

marcianosmx.com

Психолог Джон Мани был всегда убежден и хотел доказать, что что половая принадлежность человека обусловлена не природой, а воспитанием. Так, в 1965 году к нему за советом обратились родители с очень необычной проблемой: их 8-месячному сыну во время обрезания полностью повредили пенис.

Джон Мани, воспользовавшись таким удобным стечением обстоятельств, посоветовал родителям сменить пол ребенка и воспитывать его как девочку что, собственно, они и сделали. Так, Брюс стал Брендой.

Доктор во время своих наблюдений, отмечал, что мальчик ведет себя, как девочка, в то время, как родители и учителя замечали, что у него типичное поведение мальчика.

Совет

 После того, как Мани стал настаивать на еще одной операции по формированию женских половых органов, Брюс перестал подчиняться доктору и общаться с ним. Психика мальчика была расшатана и у него было несколько попыток самоубийства.

Вскоре Брюс решил сделать операции и восстановить мужской пол. Ему это удалось и он даже женился. Но после развода с женой в возрасте 38 лет он покончил жизнь самоубийством.

4. «Источник отчаяния» (1960)

vasi.net

Ученый Гарри Харлоу ненавидел животных и поэтому без всяких угрызений совести ставил на них жестокие эксперименты. С помощью опыта, проведенного на детенышах обезьян он смог доказать, что для малышей присутствие матерчатой матери в их жизни даже важнее, чем просто матери-кормильца и утоление голода.

Читайте также:  Самые растянутые губы интересные факты

Эксперимент проводился таким образом: Гарри Харлоу отбирал детенышей обезьян и помещал их в клетку с искусственными матерями, где одна мать пушистая из махрового полотенца, а вторая сделана из проволоки, но с бутылкой для кормления. В ходе наблюдения, после того, как детеныши поели они все остальное время проводили с матерчатой матерью из полотенца.

Через время Гарри решил сделать еще эксперимент: он сажал детенышей в клетку сначала с кормящей матерью, затем с матерчатой. Детеныши сжимались в комок на полу, дрожали от страха и плакали, если с ними рядом была кормящая их проволочная мать.

И в то же время, они с интересом изучали помещение и расположенные в нем предметы, чувствовали себя в безопасности, если рядом была мать из материи.

vasi.net

Таким образом Гарри думал, что нашел главный компонент воспитания.

В своем докладе «Природа любви» ученый сказал: «Мы не удивились, когда обнаружили, что комфорт, который приносит контакт, является базисом таких переменных, как привязанность и любовь, но мы не ожидали, что он полностью заслонит такой фактор как питание; действительно, различие оказалось настолько большим, что заставило предположить: главная функция кормления – обеспечение частого и тесного телесного контакта детеныша с матерью…»

Но через год после эксперимента, Гарри понял, что обезьяны ведут себя атипичным образом.

Во время прогулок, когда он выпускал их из клеток, обезьянки яростно избегали общения, вместо того, чтобы играть друг с другом и образовывать пары и группы. У некоторых из них проявлялись симптомы аутизма.

Обратите внимание

В своих последующих статьях он признал, что детеныши, выращенные суррогатными матерями, страдают эмоциональными нарушениями и даже во время половой зрелости не начали спариваться.

Целью своего следующего эксперимента было найти способ излечения депрессии.
Суть эксперимента: он помещал обезьянку в изолированную камеру на 6 недель.

Обезьяна, выпущенная из этой жестокой камеры, страдала тяжелыми психозами и обладала всеми признаками полностью разрушенной психики.

Гарри Харлоу создал модель психического заболевания, но, не смотря на все свои старания и усилия, он не смог вернуть животному прежнее нормальное состояние.

Источник: https://wuzzup.ru/samyie-zhestokie-psihologicheskie-eksperimentyi-20-veka.html/2

“Социалистический эксперимент с шестью обезьянами”

?

mysliwiec (mysliwiec) wrote,
2012-12-07 12:58:00 mysliwiec
mysliwiec
2012-12-07 12:58:00 Categories:

  • еда
  • наука
  • общество
  • Cancel

“Психология “совка”

Этологи – специалисты, изучающие поведение животных – провели за последние сто лет тысячи разных экспериментов с обезьянами, но один из них, на мой взгляд, особенно красив. Редко кому удавалось достичь на этой ниве не то что блестящих научных результатов, но и прямо-таки философских глубин.

Вот его описание. В большой, просторной клетке обитают шесть обезьян. В дальнем углу клетки затейники-экспериментаторы подвешивают целую гроздь (или целое лукошко – не помню) спелых, вкусных, соблазнительных фруктов и/или бананов.

Рано или поздно одна из обезьян, фланирующих по клетке, обнаруживает этакое богатство и, естественно, тянет к беззащитно висящему лакомству передние конечности. За ней начинают подтягиваться и другие обезьяны.

Но, не успевает она до них даже дотронуться, как происходит СТРАШНОЕ: в клетку с диким шумом и гиканьем врывается целая орава экспериментаторов – которые, оказывается, все это время были начеку и только ждали момента! В итоге, нежданно-негаданно, на бедных обезьян обрушивается страшная КАРА: в руках у экспериментаторов – сильные брандспойты, они безжалостно направляют хлесткие струи во всех без разбору обезьян и сгоняют их в противоположный от лакомства угол клетки. Через некоторое время они уходят, и на «поле боя» остаются лишь обитательницы клетки – жутко напуганные, до костей вымокшие и замерзшие. Через какое-то время другая обезьяна пытается все ж подобраться к фруктам – и сцена повторяется, а на полу клетки появляются новые лужи воды. Всё, урок усвоен! Наши человекообразные родственники занимаются в клетке своими делами, и ни одна даже не смотрит в сторону по-прежнему аппетитно висящих фруктов в дальнем углу. (До сих пор в эксперименте не было ничего интересного – так, обычное научение с отрицательным подкреплением. Но терпение! Самое интересное только начинается). Когда обезьяны окончательно успокаиваются, экспериментаторы аккуратно изымают из клетки одну обезьяну и выпускают вместо нее другую, «новенькую». «Новенькая» знакомится с товарками, начинает обследовать клетку и, естественно, натыкается на ту самую гроздь лакомства. Едва только она собирается закусить – к ней немедля с предостерегающими криками бросаются сразу несколько «старых» обезьян и, схватив «за руки», оттаскивают прочь. В крайнем возбуждении они втолковывают «новенькой», что эти фрукты брать нельзя! Нет! Еще бы – они-то знают на своем горьком опыте, ЧЕМ это чревато для обитателей клетки… «Новенькая» быстро соображает, что к чему, и тоже, как и все, больше не делает даже попыток подойти к нахально вывешенному лакомству. Тогда экспериментаторы идут на следующий шаг: они забирают из клетки еще одну «старенькую», пережившую налет с брандспойтами, обезьяну – и так же заменяют ее «новенькой». С ней происходит та же история: она натыкается на фрукты в дальнем углу, пытается ими полакомиться, но на нее налетают остальные и, громко визжа, дают понять, что это «низзя!» Характерно, что в церемонии «убеждения» принимает активное участие и та, что была «вброшена» в клетку недавно, перед этой обезьянкой. Далее процедура повторяется еще четыре раза: экспериментаторы последовательно убирают из клетки «старый состав» и заменяют его – по одному – на «новеньких». В конечном итоге наступает апофеоз: в клетке сидят шесть обезьян, которых НИКТО и НИКОГДА не поливал из брандспойта, на которых вообще никогда не обрушивалась НИКАКАЯ внешняя кара за попытки полакомиться – но тем не менее, все они полностью игнорируют свежие, аппетитные фрукты в зоне прямой досягаемости. То есть ведут себя совсем не так, как, казалось бы, должны себя вести обычные, «простые» обезьяны.

Финита! Смысл описанного эксперимента куда шире, чем наука этология (наука о поведении животных). Его значение вполне можно распространить и на социологию. По сути, нам в максимально упрощенном виде продемонстрирована технология, как можно – без всякой генетики – достичь требуемого устойчивого (!) и воспроизводимого поведения в достаточно большой группе. Можно этот эксперимент слегка мысленно продолжить: к примеру, предположить, что у описанных обезьян в этой же клетке родились дети, подросли, сами стали взрослыми обезьянами – и все они точно так же «знали» бы, что соблазнительные фрукты трогать «низзя!!» Можно ли было бы сказать в этом случае, что данное «знание» у этих обезьян «в генах»? Очевидно, что нет. Это «знание» закреплено не в генах, а социально – в том обществе, которое составляют данные 6 особей. Мне кажется, что мы вполне вправе говорить о «социалистическом эксперименте» в терминах данного выше «эксперимента с шестью обезьянами». Просто в случае с СССР «клеткой» оказалась 1/6 часть суши, а «6 обезьянами» – наши деды, отцы, да и мы сами. И вот именно в этом смысле я и намерен далее говорить о «психологии совка».

Полностью здесь:

* * *

Наш постсоветский менталитет. (Почему мы “другие”)

Источник: https://mysliwiec.livejournal.com/711631.html

Эксперимент с обезьянами: формирование общества

Главная » Интересные Факты, Чтиво » Эксперимент с обезьянами: формирование общества

Опыт №1

Клетка. В ней 5 обезьян. К потолку подвязана связка бананов. Под ними лестница. Проголодавшись, одна из обезьян подошла к лестнице с явными намерениями достать банан. Как только она дотронулась до лестницы, открывается кран и ВСЕХ обезьян обливают очень холодной водой. Проходит немного времени, и другая обезьяна пытается полакомиться бананом. Та же ледяная вода. Третья обезьяна, одурев от голода, пытается достать банан, но остальные хватают ее, не желая холодного душа. А теперь, уберите одну обезьяну из клетки и замените ее новой обезьяной. Она сразу же, заметив бананы, пытается их достать. К своему ужасу, она видит злые морды остальных обезьян, атакующих ее. После третьей попытки она поняла, что достать банан ей не удастся. Теперь уберите из клетки еще одну из первоначальных пяти обезьян и запустите туда новенькую. Как только она попыталась достать банан, все обезьяны дружно атаковали ее, причем и та, которую заменили первой (да еще с энтузиазмом). И так, постепенно заменяя всех обезьян, вы придете к ситуации, когда в клетке окажутся 5 обезьян, которых водой вообще не поливали, но которые не позволят никому достать банан.

Опыт №2

В пустой комнате 5 шимпанзе. В центре комнаты лестница, сверху лежит банан. Когда первая обезьяна замечает банан, она лезет за ним по лестнице, чтобы схватить и съесть. Но как только она приближается к фрукту, с потолка на нее обрушивается струя ледяной воды и сбивает вниз. Другие обезьяны тоже пытаются забраться на лестницу. Всех сбивает вниз струя холодной воды, и они отказываются от попыток взять банан. Воду выключают, а одну вымокшую обезьяну заменяют новой, сухой. Не успевает она войти, старые пытаются не дать ей забраться на лестницу, чтобы ее тоже не окатило водой. Новая обезьяна не понимает, в чем дело. Она видит только группу собратьев, мешающих ей взять вкусный фрукт. Тогда она пытается прорваться силой и дерется с теми, кто не хочет ее пропускать. Но она одна, и четыре прежних обезьяны берут верх. Другую промокшую обезьяну заменяют новой сухой. Как только она появляется, предшественник, подумавший, что именно так нужно встречать новичков, набрасывается на нее и колотит. Новичок даже не успевает заметить лестницу и банан, он уже вне игры. Затем третью, четвертую и пятую вымокших обезьян заменяют по очереди сухими. Каждый раз, как только новички появляются, их колотят. Прием становится с каждым разом все более жестоким. Обезьяны все вместе бросаются на новичка, как будто стараясь улучшить ритуальный прием.

В финале на лестнице по прежнему лежит банан, но пять сухих обезьян оглушены постоянной дракой и даже не думают приблизиться к фрукту. Их единственной заботой является следить за дверью, откуда появится новая обезьяна, чтобы скорее напасть на нее.

Оцени материал:
5.0

Источник: http://inglip.ucoz.ru/news/2011-06-17-1496

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector