20 причин, почему стрит-арт нужно легализовать

«Закон о легализации стрит-арта. Как это возможно?» — институт исследования стрит-арта

Арт-критик, куратор, научный сотрудник Института исследования стрит-арта.

Со-основатель Института исследования стрит-арта, куратор программ.

Институт исследования стрит-арта мониторит тему городского законодательства в отношении граффити и уличного искусства. Для российских городов эта тема относительно новая, но и американские, и британские законодатели, которые живут с этой проблемой уже почти 50 лет, до сих пор не пришли к единому мнению, они по-прежнему в процессе обсуждения.

Дискуссия о легитимности присутствия уличного искусства в Петербурге снова стала одной из самых популярных тем прошлой недели. Причём внимание к проблеме привлекается разными сторонами.

Пресса делает прямые эфиры и статьи, Манеж в рамках Культурного форума обсуждает необходимость и возможность легальных проектов в уличной среде, а депутаты ЗакСа решают принять «порядок размещения элементов уличного искусства» в Закон «О благоустройстве в Санкт-Петербурге». Институт участвовал в обоих обсуждениях.

В Манеже обсуждение искусства в городе в основном строилось вокруг настенных росписей и муралов.

Среди участников дискуссии — главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, фотограф Алексей Партола, художник Покрас Лампас, из иностранных спикеров — арт-менеджеры из Катара, Норвегии и Германии.

Обратите внимание

Главные проблемы обозначены как: где искусство уместно, как и с кем согласовывать искусство в городе, как содержать уже сделанное, кто эксперт, кто решает, что красиво, а что не очень.

В ЗакСе тему в основном обсуждали депутаты, Артём Бурж, были журналисты и группа Института исследования стрит-арта (Альбина Мотор, Михаил Астахов и Дмитрий Пиликин), были приглашены также представители КГА, но они не пришли.

Получив предложение выступить с комментариями в прениях при обсуждении внесения изменений в Закон Санкт-Петербурга под номером № 891-180 «О Благоустройстве в Санкт-Петербурге», прямо касающихся уличного искусства, мы (Институт), конечно, испытывали определенные сомнения, стоит ли, не зная изнутри бюрократических хитростей, в этом участвовать, но все же решили, что возможность непосредственного мониторинга законодательных действий по тематике, входящий в сферу интересов Института Исследования стрит арта, оправдывает такое участие.

Сам проект закона, с которым удалось познакомиться накануне, состоит буквально из нескольких пунктов (см.вложенный файл). Уличное искусство законодательно, по формальному признаку приравнивают к малым архитектурным формам и рекламе.

Местами размещения указываются «заборы, ограждения и других поверхности». Предполагается предварительное согласование всех уличных работ по стандартной схеме (заявка, эскизы) и административная ответственность за нарушения.

Понятно, что, закон в таком виде это — утопия, однако, по размышлению мы решили, что появление такой законодательной инициативы, скорее, хорошая новость, поскольку само обращение к теме означает, что наша законодательная власть проходит тот этап, который, например, западные законодатели проходили еще в 70-80-е годы, формируя свою позицию к граффити/стрит-арту и постепенно переходя к понятию «искусство в общественном пространстве» (паблик-арт).

Уличное искусство — многосоставное, а не некое единое явление, которым можно управлять, но можно попробовать отрегулировать ту часть, которая касается наиболее значимых и видимых явлений в цивилизованное русло в области «Искусство в общественном пространстве».

 А это целый комплекс, включающий и городской дизайн и благоустройство и социальные проблемы.

Важно

Например, есть формат стенных росписей, где, наверное, возможно выстроить конструктивный диалог с муниципалами, поскольку на сегодняшний день, даже те уличные росписи, которые не вызывают никаких нареканий и реализуются после определенных внутренних согласований, существуют в неясных правовых условиях.

Однако, это не тот вопрос, который можно решить раз и навсегда, он требует постоянного мониторинга и, в  частности, профессиональной экспертизы.

Такая практика есть и у наших западных коллег: например, есть такие варианты — если созданное без всяких согласований произведение уличного искусства признается состоятельным, то его оставляют, в противном случае оно закрашивается. На сегодняшнем заседании был озвучен и принят вопрос о создании экспертной группы (общественной и профессиональной, со сменяющимся составом), так как такие решения не должны выноситься формально, кулуарно и единолично. Мы будем следить, каким образом это намерение будет реализовано.

Касательно той части закона, которая автоматически включает в себя «стрит-арт, граффити, муралы».

Понятно, что попытки регулировать стрит-арт, бессмысленны, поскольку это уже неотъемлемая часть урбанистической культуры и своеобразной маркер развития городской культуры, наличия гражданских свобод и развития гражданского общества, пусть и выраженная в тех формах, которые законодателям в силу возраста и личного опыта кажутся неприемлемыми.

Еще два важных замечания, которые мы постарались довести до законодателей: 1) уличное искусство связано не только с внешней эстетикой, но и со становлением гражданского сообщества; 2) сам формат существования  искусства в общественном пространстве существенно изменился и не должен читаться в привычных формах монументального и декоративно-прикладного искусства, так как новые формы принципиально имеют временный характер, то есть, заведомо рассчитаны на определённый (ограниченный) срок существования. Причем, это касается не только стенных росписей, но и скульптурных объектов. Скульптуру, конечно, никто не собирается уничтожать. Для нее просто находят новое место. Мы понимает, что привыкать к такой подвижности не просто, но это, разработанная опытом и временем, актуальная практика.

 
Читайте также материалы по теме:

Почему некоторые города хотят граффити

Граффити в городе – это сила добра или сила зла?

Источник: http://streetartinstitute.com/law-of-legalization-streetart/

Власти Петербурга хотят регулировать стрит-арт. Что из этого выйдет и что думают художники?

В Петербурге в первом чтении приняли закон о легализации граффити. Согласно документу, эскизы будут утверждать чиновники. «Собака.ru» изучила законопроект и поговорила с городскими стрит-артистами о том, нужно ли городу одобренное уличное искусство.

  • Рисунок Паши Каса «Дверь в советский новый год»

Депутат Законодательного собрания Денис Четырбок заявил о своем намерении разработать законопроект о граффити еще летом 2018 года после того, как неизвестный петербуржец написал жалобу на портрет Данилы Багрова работы команды HoodGraff. С этими же художниками Четырбок вскоре встретился, чтобы обсудить готовящийся документ. Уже осенью законопроект был внесен, а 21 февраля – принят в первом чтении.

«Ситуация, которая сейчас сложилась, ведет к постоянному напряжению в обществе, к тем конфликтам, которые мы видим в публикациях СМИ и социальных сетях. Кто-то «за», а кто-то «против». Кто-то рисует, а кто-то закрашивает.

Почему какие-то граффити остаются, а какие-то закрашиваются? Кто принимает такие решения и на каком основании? – заявил парламентарий.

– Естественно, нужно сглаживать эти острые углы и устанавливать четкие правила игры, по которым уличные художники могли бы законно реализовывать свой творческий потенциал».

  • Портрет Данилы Багрова, HoofGraff

На данный момент законопроект совсем небольшой, в нем всего два пункта. В первом депутат предлагает ввести в закон понятие «элемент уличного искусства», который будет объединять граффити, стрит-арт и муралы.

Во втором пункте уточняется, что элементы будут размещаться на фасадах, ограждениях и заборах «в соответствии с Правилами размещения элементов уличного искусства», а также то, что эскиз должен быть согласован с «исполнительным органом государственной власти, уполномоченным Правительством Петербурга в области организации уличного искусства». Предполагается, что ответственным за эти вопросы будет Комитет по градостроительству и архитектуре. 

Как будет меняться законопроект?

Как рассказал «Собака.

ru» пресс-секретарь Дениса Четырбока Ростислав Сериков, текст законопроекта промежуточный, а ко второму чтению в него будут внесены существенные правки: «Мы предложим определить конкретный перечень свободных зон, где художники смогут рисовать без всяких согласований, и обязать правительство города установить специальные бетонные плиты и настилы, как это сделано во многих европейских городах. Помимо этого, считаем, что последнее слово должно оставаться за жителями близлежащих домов. Именно им решать, быть или не быть граффити». 

«В нашем городе полно трансформаторных будок, торцов домов, которые находятся в спальных районах с типовой застройкой и серыми фасадами. На мой взгляд, их спокойно можно было бы украсить портретом народного артиста или символами исторических событий», – пояснил депутат. Поправки будут внесены до 5 апреля.

Эксперты Института исследования стрит-арта

Когда этот закон инициировали, то делегацию от нашего Института пригласили в ЗакС, там же был Артем Бурж, лидер группы Hood Graff и депутат Денис Четырбок, который поддерживает Артема. Во время заседания нам сказали, что будут собирать экспертные  рабочие группы, но ни одной встречи групп не состоялось.

Если закон будет принят в том виде, в каком он был предложен, то он работать не будет. Это система, которая работает как разрешительная в рамках плана монументальной пропаганды 20-х годов, то есть будет проходить строгий цензурный отбор с точки зрения контента и локации. Это есть и сейчас.

Совет

Нормальных работ появляться не будет, кроме рекламных согласованных концептов, что сейчас мы видим в Москве. 

Когда шло обсуждение инициативы, то мы и часть депутатов высказались, что невозможно зарегулировать нерегулируемое.

Ведь что такое разрешительный порядок? Это значит, есть несколько выделенных стен, и если художники хотят туда что-то нанести, то они должны отправить эскиз в Комитет по градостроительству и архитектуре и там кто-то решает, насколько эта работа имеет художественную ценность.

Мы предложили другую схему: создать рабочую группу, которая будет ротироваться каждый год, там будут эксперты из разных сфер: художники, искусствоведы, представители власти. Законодатели сказали, что да, конечно, так и будет, но за два месяца нам никто не перезвонил.

Мы предложили согласовывать работы стрит-артистов таким образом: в уведомительном порядке сообщать о новых работах и пост-фактум решать вместе с жителями города дальнейшую судьбу уже имеющихся работ.

Мы подготовили методичку о терминах и российском и западном опыте работы с уличным искусством. Сейчас речь в проекте идет о заказном искусстве, а не о граффити.

В этом контексте важна разработка паблик-арт программы с экспертным советом.

Объединение HoodGraff

Когда я пытался пролоббировать этот закон в ЗакС, моей задачей было, чтобы было внесено понятие «уличное искусство», с которым затем можно будет работать.

Сейчас якобы будет упрощение согласования, надо будет согласовывать только с Комитетом по градостроительству и архитектуре, без согласования с администрацией. Для меня это не существенно, важно, что понятия «уличное искусство» и «вандализм» будут разделены.

Обратите внимание

Я бы хотел, чтобы были свободные площадки для самовыражения уличных художников, не только местных, но и приезжих, хоть бетонные блоки.

Читайте также:  Борис годунов - биография, семья, фото

Это будет признаком какой-никакой свободы, если не будет запретных тем и если эти площадки не будут регламентироваться ни Комитетом по строительству и архитектуре, ни кем-либо другим. Чтобы художник мог просто прийти и нарисовать все, что он хочет.

Уличный художник

Меня мало интересуют любые определения в искусстве и тема легализации стрит-арта в частности, мне просто нравится рисовать. Улица сама по себе органично развивается в духе того времени, в котором существует в данный момент, сама задает вопросы, сама получает ответы.

Если идею с легализацией не извратят, закидав все стены патриотичными росписями, то в путь. Если появится какой-то большой кластер со стенами, открытыми для творчества — это тоже плюс. Но практика показывает, что наилучший результат получается тогда, когда власти просто не мешают.

А когда выступают с какой-либо регуляцией процессов, тем более в такой тонкой материи как искусство, то выходит это плохо.

Координатор арт-группы «Явь»

Ничего нового этот законопроект не создал, всегда можно было согласовывать уличные рисунки с Комитетом по строительству и архитектуре, поэтому в чем новшество этого закона, я не понимаю.

Другое дело, что порядок согласования крайне сложен, может быть, его упростят, хотя опять же об этом никакой информации нет. В любом случае, заниматься согласованием будет 1% всех уличных художников, поэтому этот законопроект совершенно не решает проблему.

Необходим полный запрет на моментальное закрашивание уличных работ и порядок их согласования пост-фактум. А этого как раз и не сделано.

Уличный художник

Важно

Относительно легализации стрит-арта, я бы поставил вопрос не «хорошо это или плохо», а «будет ли легальный стрит-арт являться стрит-артом в принципе». Сама природа уличного искусства нелегальна.

Ведь стрит-арт — это не только красивые картинки на стенах, но и особый тип коммуникации с городом.

В пространстве, где дозволен только монолог сверху, уличные художники устраивают диалог снизу, внедряются в закрытое для частного высказывания пространство и выходят на широкую аудиторию.

Художник действует не по разрешению, а вопреки ему, как партизан на оккупированной врагом территории, доступ к которой имеют лишь капитал и власть. Нелегальность является неким порогом вхождения в поле независимого высказывания. Благодаря этой «внутренней свободе» художники показывают, что в городе можно не только перемещаться из дома на работу и обратно, но и жить.

Думать, что художники только и ждут, когда им дадут какую-нибудь трансформаторную будку и скажут «рисуйте» — заблуждение. Как правило, они очень тщательно подходят к выбору места для работы, часто обыгрывая различные объекты городского ландшафта. Но на мой взгляд, легализовывать стрит-арт имеет смысл, когда он уже сделан.

Собственно, так ситуация складывалась исторически, когда нелегальные работы того же Бэнкси в какой-то момент стали закрывать оргстеклом и объявлять культурной ценностью, а огромные работы Blu снимали с фасада и переносили в музеи. Смена статуса уличного искусства от вандализма до культурного достояния произошла очень быстро.

Уличный художник

Закон об уличном искусстве нужен уже давно. Я поддерживаю легализацию специальных локаций под граффити (так называемые Hall of Fame), куда любой желающий, начинающий или уже признанный художник, может прийти и спокойно рисовать, не боясь полиции и не согласовывая эскизы.

Представьте, что я рисую классические граффити-шрифты, и что, мне потребуется согласовывать их каждый раз, чтобы нарисовать? Не думаю, что граффити-райтера заинтересует подобная «легализация», поэтому нужны легальные «Стены Свободного Творчества» по типу той, что мы открыли в 2014 году недалеко от метро «Удельная».

Правда, ее снесли, и там теперь строят очередной супермаркет.

Источник: http://www.sobaka.ru/city/art/86397

Музей стрит-арта прокомментировал законопроект о легализации граффити в Петербурге

lesjasap

У организации есть собственные идеи относительно признания уличных рисунков художественной ценностью.

Представители Музея стрит-арта высказались о новом законопроекте Дениса Четырбока, который авто готовит на рассмотрение в петербургский ЗакС. Согласно инициативе депутата, граффити должны быть легализованы. Однако, специалисты из Музея не понимают, что конкретно парламентарий имеет в виду под данным понятием.

Уличное искусство появилось естественным путем и будет существовать до тех пор, пока городская среда представляет для художников интерес.

Однако, общество продолжает воспринимать стрит-арт как акт вандализма, и появление любого объекта – это скандал. Если бы стрит-арт в целом и художественная ценность работ были понятны власти, то не нужно было бы ничего легализовывать.

Совет

К сожалению, сегодня данный вопрос поднимается  в контексте не легитимирования, а национализации уличного искусства.

комментируют ситуацию эксперты

По мнению сотрудников Музея, основной проблемой законопроекта является его непрозрачность.

Привлекались ли к разработке арт-специалисты из области уличного искусства? Насколько компетентен состав тех, кто будет определять художественную ценность? К Музею стрит-арта, который сотрудничает с ведущими уличными художниками, искусствоведами и кураторами, при подготовке законопроекта не обращались. Понятие стрит-арта не ограничивается портретами на трансформаторных будках, и навряд ли чиновники хорошо ориентируются в данной сфере

замечают в Музее Стрит-арта.

Вопросы также вызывает адресность программы. По мнению аналитиков, масштабные росписи домов не подходят для исторического центра Северной столицы, который является объектом всемирного наследия ЮНЕСКО.

В нем уместны небольшие аккуратные интервенции, работы с проекциями или водным пространством, которые бы не нарушали облик Санкт-Петербурга

добавляют представители Музея.

В пресс-службе творческого пространства добавили, что уже неоднократно обращались к администрации Красногвардейского района с предложением сделать его легальным для уличных художников.

У городских комитетов нет ни желания помогать, ни законодательной базы. В Красногвардейском районе расположено множество индустриальных построек, с которыми можно и нужно работать.

Красочные рисунки на безликих зданиях облагораживают город, а мировой опыт развития стрит-арта говорит о том, что уличное искусство выходит на новый уровень именно тогда, когда правительство дает художникам место, где они могут реализовывать свои проекты

резюмировали спикеры

Обратите внимание

В результате Музей стрит-арта предлагает инициативу самостоятельного проведения экспертизы на признание уличного рисунка художественной ценностью или актом вандализма. В ближайшее время специалисты займутся разработкой технологии определения данного предложения.

Напомним, что Роспотребнадзор одобрил питьевую водопроводную воду Петербурга.

Источник: https://piter.tv/event/Muzej_strit_arta_prokommentiroval_zakonoproekt_o_legalizacii_graffiti_v_Peterburge/

Стрит-арт: взгляд психолога и архитектора

Стрит-артом уже никого не удивишь. Привыкли. Жители городов не видят в рисунках на стене катастрофы, они их рассматривают и обсуждают в соц.сетях: красиво или так себе.

Искусствоведы с удовольствием комментируют новые работы уже сложившегося направления в искусстве, а некоторые известные художники даже пробуют себя в этом жанре, правда анонимно, чтобы ценители не узнали.

Иначе, как ещё можно объяснить тот факт, что одни рисунки авторские, а другие – нет? Или что одних художников государство поддерживает, а других – закрашивает через неделю?

Участники дискуссииДанил Рогозинников практикующий психологОльга Горнева кандидат архитектуры, доцент УрГУПС, архитекторВероника Соковнина филолог-когнитивистМодератор дискуссии

Начнём с базового вопроса. Что представляет собой явление стрит-арта?

Безусловно, искусство. Но такое, где нужно обладать не академическими художественными, а идейными способностями. Как правило, эти работы можно повторить. Но идея – уникальна. Этим, на мой взгляд, и отличается стрит-арт от искусства музейного. Тут важно не «как», а «что» – реализовать это может каждый второй, если рассматривать в целом стрит-арт, а не только граффити.

В первую очередь, надо разобраться в терминах. Если посмотреть в словаре определение искусства, то мы встретим различные трактовки, но наиболее близкие к нашей теме – «специфическая форма духовно-практического освоения мира» и «высшая форма мастерства».

С этой точки зрения мы и будем говорить о стрит-арте. Мастерство здесь играет важную роль. Кроме того, стрит-арт как проявление настоящего искусства всегда надличностен, он характеризует коллективные формы переживания, образ мышления, присущий данной эпохе.

Личность творца нам, конечно, очень важна, но настоящее искусство всегда больше, чем творец. Оно над ним.

Важно

Конечно, в стрит-арте мы можем выделить и искусство, и ремесло. Бывают вполне технические задачи – закрыть рисунком какую-нибудь мрачную поверхность, чтобы улучшить архитектурно-художественные качества среды. Для этого совершенно не нужно приглашать гения живописи, художник-ремесленник справится не хуже.

С чего начался стрит-арт? В какой момент человек понял, что может рисовать на стенах, а не на холстах?

Нужно разобраться с тем, почему вообще люди начали «выходить на стены». Тут два момента. Первый – это, конечно, самоутверждение. Самоутверждаться дома мало интересно, это не удовлетворяет эгоцентричную сторону творца. Второй – завоевание территории. Ведь началось с того, что люди просто писали свои никнеймы из серии «здесь был Вася».

Эти надписи больше напоминают метку.

Именно! Это заставляет задуматься, почему превалирующее большинство стрит-художников – парни. У Форда Копполы есть такой фильм, «Бойцовая рыбка», где персонаж Микки Рурка, мотоциклист, везде на своей территории писал – «мотоциклист».

И всем сразу становилось понятно, что они сейчас находятся там, где его власть, и лучше не выпендриваться. По тому же принципу существуют латино-американские банды, деля территорию на свою и чужую при помощи надписей, граффити, в частности.

Если говорить об историческом развитии феномена, то надо начинать с наскальной живописи, когда первобытный человек нарисовал на стене пещеры быка. Сказать, что это подобно «здесь был Вася» мы не можем.

Например, на потолке Альтамирской пещеры было начертано много-много волнистых линий, из которых волшебным образом возникает рисунок головы зверя. То есть, человек понял как интересно рисовать волнистую линию, и не остановился на этом, очертив линиями форму.

Что дальше? Скульптура в виде барельефов и горельефов, параллельное развитие фрески. Она развивается у египтян, у критян, у римлян, затем переходит в роспись христианских соборов (мы говорим об истории европейского искусства) и, соответственно, до сих пор остаётся одним из видов монументально-декоративного искусства.

«Суперграфика», а именно под таким названием в 70-е годы приходит стрит-арт, это уже не фреска и не картина. На самом деле, примеры суперграфики можно найти уже в 20-30 годы (например, реклама Моссельпрома за авторством А.М. Родченко и В.Ф. Степановой, в которой задействован слоган от Маяковского).

Совет

В 70-е годы она начинает более активно участвовать в формировании архитектурной среды, поскольку необходимо было разнообразить типовые фасады, сделать их более привлекательными. И сейчас стрит-арт отчасти выполняет ту же функцию как элемент средовой архитектуры.

Читайте также:  Защита организма - иммунитет человека

Почему тогда, если стрит-арт – это искусство и часть среды, то для государства оно по-прежнему является актом вандализма?

Городское хозяйство – это сложная бюрократизированная структура и каждое действие, которое происходит в ней, должно быть задокументировано.

Если художник желает что-либо сотворить, для начала он должен согласовать свои действия с главным художником города или другой надзорной организацией.

Может быть, жители дома не хотят здесь никаких «артов» или это памятник архитектуры и охранные организации, разумеется, будут против? Тут мы сталкиваемся с тем, что у художника должно быть понимание своей гражданской ответственности перед городом. Если уж так хочется – договорись с людьми, прими это как часть подготовительных работ и после уже рисуй. Либо найди себе организацию, которая готова предоставить какую-то территорию.

Представь, я – стрит-арт – ребенок, ты – государство – родитель. Я могу нарушать правила, а ты будешь на меня кричать и запрещать, как родитель, который не доволен ребёнком. Ты меня воспринимаешь не как любимого своего ребёнка, а как хулигана.

Соответственно, я понимаю, что меня воспринимают, как хулигана, и это не вызывает у меня позитивных эмоций и мне хочется ещё больше хулиганить, чтобы навредить. Мы никогда не договоримся в такой ситуации, потому что здесь взрослый – ты.

Ты можешь улучшить наши отношения. Что сделать? Зачем такой договор, если его никто не соблюдает? Сделайте другой договор. Это ведь, скорее, прихоть взрослого, потому что он не хочет, чтобы ему тут портили обои.

Если у жителей есть потребность портить (как государство считает) стены – надо выделить им стены, пусть портят.

А если стрит-арт легализуют, у художников отпадёт желание рисовать?

Обратите внимание

Может быть и такое. У кого-то это уже не будет бунтом. В процессе запрета рождается масса всего интересного и великого, ведь люди сначала протестуют, а потом поднимаются над этим и творят.

Настоящему художнику не нужны границы, которые бы ему хотелось перейти.

Хорошо. А как быть с другим проявлением вандализма, когда один стрит-артист закрашивает другого?

Те, кто живет на инстинктивном уровне мышления, пожирают тех, у кого развита психо-эмоциональная сторона. Они же не понимают, что нарушили какую-то форму, у них просто нет видения этой формы, нет психологических границ.

Либо это подростки, у которых чисто физиологически не развиты нейронные связи, либо же это «недалёкие» люди, с мало развитой культурой, которая была воспитана в его среде. Кто-то выходит за рамки этой среды, а кто-то не делает таких усилий.

Это зрелость личности и художника.

Теоретически, раз ты имеешь право рисовать, то и он имеет такое право. Фактически, это и есть хулиганство. Стрит-арт могут рассматривать как хулиганство по статье, но это формальное «хулиганство» может быть произведением искусства.

Если на твоём искусстве кто-то что-то пишет, то это настоящее хулиганство, человеческое.

Максим Горький размышляя, почему люди портят нечто потрясающее, нашёл ответ -потому что они не хотят нового, они хотят, чтобы было удобно, а значит, всё новое и прекрасное надо критиковать и портить.

«Я так не могу и это меня бесит – нарисую сверху».

Думаю, отчасти такое поведение провоцирует сам дух стрит-арта, есть в нём какая-то «подростковость» и, свойственный ей, поиск себя. В подростковом периоде есть момент гиперболизации: я увидел один кусочек мира и расширил его до всего целого, не воспринимая, что остальные кусочки могут быть другими, и вот, я выражаю это своё ощущение, часто основанное на протесте.

Кто-то прячется внутри себя, кто-то выливает в творчество – на стены. И, кстати, очень правильно делает, когда высвобождает свои эмоции – так уменьшается вероятность развития невроза и психика остается более стабильной. Но лучше доносить свои эмоции до адресата.

Важно

Например, лучше поговорить с родителями и разрешить с ними конфликт, чем переадресовывать свои переживания из-за ссоры стенам.

Но, если это «подростковость», то можно ли вырасти из стрит-арта?

Стрит-арт не имеет границ, как любое искусство. Со временем меняется мотив: не революция, не протест, а искусство. То есть, я не хочу больше говорить, что мир не совершенен, я говорю, что война – это смерть. Но не потому, что я нарушитель табу или ищу себя.

А потому что в этом смысл моего искусства. В «подростковости», независимо от возраста, художник создает искусство с целью нарушить правила и ему важнее процесс нарушения правил, а не объект.

В зрелости на первое место выходит результат и творческий, идейный процесс.

Я думаю, что «подростковость» характерна только для части явления, той, где, в основном, используются шрифтовые композиции. Это на бытовом уровне несколько проще, чем рисовать предметные композиции. Вырасти, несомненно, можно. Просто стань художником.

Меняет ли что-то в отношении к рисунку анонимность автора? И вообще, почему художники стрит-арта делятся на тех, кто афиширует своё авторство и тех, кто сохраняет анонимность?

Это может быть позицией, а может быть средством привлечения внимания. Мне кажется, анонимность или неанонимность не имеет особого значения для самого искусства. Вот тот же Бэнкси, мы же не знаем, что это за личность, но то, что он делает – несомненно искусство. Мы не знаем автора в лицо, но это и не важно, потому что здесь есть чёткая позиция и стиль.

В случае с Тимофеем Радей это не будет так работать, потому что каждый может скопировать его шрифт и писать тексты. Быть анонимным или гласным решает сам автор, например, если он знает, что могут быть серьезные последствия конфликта с властью.

Если же это не политическая работа, то, возможен следующий посыл: я хочу, чтобы этот «арт» воспринимался как часть пространства и не связывался с личностью, став подобием фольклора.

Совет

Возможно, те, кто скрывают свою личность, разъединяют себя и свое искусство, для них это два разных объекта: арт-объект и художник как объект.

Разумеется, раз есть первые, то есть и вторые – те, кто максимально сближает свою личность и своё творчество. Часто общество объединяет эти понятия.

Так, например, с Радей или Славой ПТРК – они хотели быть анонимными, но их соединили с тем, что они делают.

Произведение, по идее, должно быть интереснее, чем творец, но людям всегда хочется докопаться до какой-то перчинки.

Вопрос ещё и в том, зачем автору скрывать или разоблачать свою личность.

Что это – манипуляция, защита от государства, подражание, некая игра, арт-процесс? Часто художник концентрируется не на процессе, а на одобрении результата. Мы все социальны и зависимы от оценок: кто-то меньше, кто-то больше.

Конечно, есть те, кто кайфует от творческого процесса и момента влияния на результат, но в большинстве случаев творческая личность сосредотачивается именно на позитивной оценке и очень болезненно воспринимают негатив. Они, воспринимая общество родительской фигурой, ждут одобрения своих поступков, своего творчества.

Но тут проблема в том, что ты не можешь повлиять на оценку, ты можешь только продолжать творить, разрушая страх пред неудачей новым позитивным опытом. А этот опыт не получить, если остановиться на первой же неудаче.

Я обратила внимание, что многие работы стрит-арта основаны на аллюзиях, отсылках к чужим произведениям в живописи, литературе, музыке и пр. Чистой идеи почти ни у кого нет. Почему?

Обратите внимание

Мне кажется, это такой способ передачи информации таким же, как ты, достаточно компетентным людям. Если я закладываю в свое искусство какой-то штампик, и его увидит знающий человек, то мы с ним на одной волне, он мой. Возможно, это даже фильтр некой элитарности.

Если говорить о зрелых людях, то они это, разумеется, делают осознанно. У незрелых – это вполне логичный этап – подражание. У подростков нет какой-то базовой модели поведения, поэтому они копируют самую близкую – родительскую модель.

Получается, я как подросток беру то, что для меня является авторитетным и пока у меня нет своего мнения, я ориентируюсь на это направление, это мой якорь. Со временем человек берёт и добавляет что-то своё, сначала это совсем крупица, потом процентное соотношение меняется.

Это нормальный процесс – есть массы, а есть небольшой процент художников со своими идеями.

Тут две версии. Стрит-арт – это наследие 70-х годов, а в 70-х у нас началась эпоха постмодернизма и всё никак не может закончиться. Поэтому обращение к прошлым сюжетам и цитаты цитат – это жанровая особенность.

Художник придаёт новый смысл пространству, помещая в него известные сюжеты.

Вторая версия.

Если копнуть в другую сторону – даже в большом искусстве не так уж много уникальных идей, так чего же мы ждём от стрит-арта как массового явления, где автор транслирует то, что более знакомо и гарантированно зацепит обывателя? Вообще искусство многообразно и привнесение в него идеи, это более поздняя тенденция. Если мы рисуем голую женщину, то у нас может и не быть никакой идеи, ты просто наслаждаешься формами. Глядя на настоящее произведение искусства у тебя столько возникает мыслей в голове, но не факт, что это мысль автора. Искусство метафорично и чем больше метафор, тем выше класс мастерства. В стрит-арте, получается, три пути: ты можешь хорошо рисовать, но у тебя нет идеи; ты можешь следовать тех.заданию; и ты можешь быть движимым идеей, но при этом современные компьютерные средства позволяют тебе не быть художником.

Тем не менее, очень много ребят, которые вовсе не имеют художественного образования. Город полон наивных рисунков.

Наивное искусство интересно тем, что мастер может мучится и долго думать, как точнее выразить мысль, владея при этом большим количеством техник рисования, а «наивец» просто выразит и всё.

Важно

Причем, скорее всего, он сам не сможет это потом повторить, потому что не будет знать, как это получилось. Не все наивные рисунки – это искусство. Однако людям такой стрит-арт близок, потому что рисовали «свои», чувствующие, что требуется.

Читайте также:  Владимир стержаков - биография, семья, фото

Как раз то самое удобство, о котором уже говорилось.

Может быть, с точки зрения жителя города такие, условно говоря, наивные, непрофессиональные рисунки и есть то искусство, которое трогает, которое хочется иметь хотя бы на аватарке в соц.сети?

Стрит-арт – это провокация воображения. На нём нет таблички, нет подписи и человеку приходится самостоятельно осмыслять увиденное, каждый в меру своей развитости понимает смысл. Конечно, то, что лежит на поверхности и не требует глубокого восприятия лучше принимается обществом, точнее, принимается большим количеством людей. На то оно и массовое искусство.

Такие рисунки, безусловно могут быть хороши для городского пространства, но это не всегда изобразительное искусство.

Бывают исключения вроде творчества Букашкина, ставшего на недолгое время неотъемлемой частью Екатеринбурга и навсегда (ну, или почти навсегда) его легендой. Однако Букашкиных – единицы. Не все способны к стрит-арту.

Не каждый художник может нарисовать стрит-арт, но и не каждый стрит-артер может создать что-то большое. А про аватарки – ну да, стену дома в квартиру не затащишь.

Источник: https://design-mate.ru/read/megapolis/street-art-a-psychologist-and-architect-view

Афиша Город: «До легализации граффити так же далеко, как до легализации марихуаны» – Архив

Вслед за арт-центрами и прогрессивными магазинами к уличным художникам потянулись городские власти: последние пару лет в Москве чуть ли не каждую неделю рисуют на домах и прочих крупных постройках. «Город» выбрал 10 примечательных работ — и выяснил, как они были сделаны.

Владислав Стефанский, менеджер стрит-арт программы фестиваля «Лучший город Земли»: «Эта работа была сделана в рамках нашего фестиваля, во время которого больше 70 художников из городов от Буэнос-Айреса до Новосибирска создали 150 арт-объектов, в том числе на фасадах 40 домов. До этого лета уличные художники с опасением относились к любому сотрудничеству с властью. Можно понять, почему — например, вспомнив истории о том, как муниципальные власти принуждали их рисовать героев советских мультфильмов в обмен на краску и тому подобные истории. В этом году согласованиями занимался Департамент культуры. Есть художники, которые желают рисовать в поездах, жить в своей атмосфере и ловить свой кайф. А если кто-то хочет увидеть свою работу размером в 700 кв. м., может обратиться к нам и взаимодействовать со средой по-своему».

Дмитрий Aske: «Меня на фестиваль «Лучший город Земли» позвала Сабина Чагина — куратор художественной части мероприятия. Художников не ограничивали по темам, но эскизы необходимо было официально утверждать.

Если коротко, то моя работа с девушкой, держащей в руках ключ, символизирует решение задачи или проблемы. Вода, в которую погружена героиня, может трактоваться как рутина. Я рисовал один и закончил работу за семь дней, несмотря на затяжной дождь и непогоду.

Замечу, что я бы не называл подобные работы граффити — скорее, это уличное искусство или монументальная графика. Классическое граффити — это, прежде всего, написание собственного псевдонима. Так что это по своей природе незаконное явление.

Большинство граффити-райтеров просто пишут свой псевдоним и получают удовольствие от процесса. Они могут делать это где угодно и когда угодно». 

Иван Пантелеев, генеральный директор «Новатек АРТ» , организатор фестиваля MOST: «Сергей из арт-группы ZukClub — наш большой друг.

Совет

Я знаком с этой работой с момента ее задумки авторами, правда, вначале там фигурировали Ван Гог, Дали и Уорхол. Я показал этот эскиз Паше 183, и он заметил, что хорошо бы вместо работы с чужими символами, продвигать свои.

Я поделился этой идеей с Сергеем, а потом увидел уже обновленный проект — правда, там был еще портрет Малевича».

Сергей Овсейкин, художник группы ZukClub, один из создателей работы: «Мы давно перестали заниматься граффити — занимаемся муралистикой, то есть монументальной живописью, иногда делаем инсталляции и арт-объекты. Большинство последних проектов — легальные. А если нет возможности сделать легально — делаем нелегально. Для меня важно реализовать проект любым путем». 

Анатолий Akue, создатель: «Недавно посчастливилось поработать с галереей Street Kit, разрисовать несколько объектов в Москве. Эта работа называется «Высший взгляд»: все синие объекты напоминают волны в океанах, из них складывается слово Wisdom, а очки вплетаются в рисунок и задают направление взгляда.

Он устремлен вверх — туда, где пролетает маленькая птица, означающая высший смысл свободы. Дым, огонь — самый яркий элемент рисунка, он символизирует то, что порой из целой картины мы выбираем только самый интригующий момент.

Так и в нашей жизни, когда мы считаем какое-то событие критически важным, мы перестаем видеть всю картину.  

Сейчас в городе спокойно относятся к различным видам оформления и граффити как методу рекламы. Легализация — явление коммерческое, художников чаще используют в своих целях, вместо того чтобы развиваться вместе, учиться и творить. Но художники тоже хотят есть, да и людям порой приятней видеть что-то цветное».

Костя Zmogk, создатель: «Полностью легальным граффити никогда не станет, однако я считаю, что для художников должны быть выделены определенные места под творчество. Я часто думаю, глядя на то или другое место в городе, — как бы было отлично, если б можно было сделать это пространство легальным. Со стороны властей последнее время видно движение навстречу художникам, это хорошо, однако они по-прежнему диктуют, что надо рисовать, на какую тематику. О своих работах я не люблю говорить, любая из них — это отпечаток моего внутреннего состояния на момент ее создания: каждый видит в ней что-то свое, и в этом вся прелесть». 

Евгений Ches, один из создателей: «Эти три фасада в Химках — коммерческий заказ от компании «Социальные проекты». К идее и созданию эскизов мы отношения не имели, а отвечали только за воплощение задумки в реалиях нашего времени. На этом этапе мы полностью взяли проект в свои руки: логистика, заказ оборудования и техники, реализация и многие другие мелочи — все были на нас. Большинство художников тянется рисовать фасады в центре Москвы, пренебрегая серыми и унылыми окраинами. А я считаю, центр и так перенасыщен информацией, рекламой, указателями, вывесками магазинов и тому подобным — исторический центр Москвы надо визуально разгружать. А вот радужные работы на окраинах столицы, мне кажется, благоприятно влияют на эстетическое и духовное состояние жителей мегаполиса. Легализовать граффити целиком невозможно, но можно направить небольшую его часть на благо общества».

Анна Нистратова, куратор, художник, один из создателей: «Люби маму» придумал Тима Радя, и мне повезло, что я оказалась со всей этой командой — резала и клеила обои. Тимофей увидел надпись про маму в каком-то городе и подумал, что ведь это же самое главное — любить маму. Вдохновился и решил сделать эту работу на старых обоях. Еще, кстати, мне нравится все, что делает Женя Оззик — я его фанат и его агент, любимая работа —«Белый пес и моя бабушка». По поводу легализации граффити могу сказать, что до этого так же далеко, как до легализации марихуаны. Наверное, но мне было бы интересно посмотреть на этот опыт. Хотя, это не имеет такого уж значения: граффити должно существовать любыми способами».

Миша Most, создатель: «Это один из тех редких случаев, когда я рисовал легально: мои друзья позвали меня делать рисунок об экологии, но работа не только об этом. Я решил нарисовать кадры одного и того же места, как оно постоянно меняется. Работа связана с человечеством в целом, с тем, как оно живет и что может с ним происходить в дальнейшем не только из-за экологии, а вообще, исходя из нашего отношения к жизни и к окружающему. Я также думал и о том, как люди относятся к духовным вопросам и взаимодействуют между собой. 

Конечно, выделение легальных мест для граффити — это один из видов борьбы с вандализмом, и, с одной стороны, хорошо, что это есть. Но свободу я очень люблю, поэтому, по-моему, легальные граффити — это не очень клево». 

Игорь Поносов, куратор, художник: «Я не мыслю работами, а мыслю, скорее, большими проектами. Вот, например, проект «Стена» на «Винзаводе» — показательный для меня. Я горжусь, что курировал его, горжусь масштабами. За проект я взялся, потому что вдохновился городом.

Сейчас я занимаюсь «Партизанингом», городскими улучшениями: мы делаем нелегальные зебры, где люди обычно перебегают дорогу, — рисуем полоски и ставим знаки, таким же методом развиваем велосипедную инфраструктуру. Что бы я ни делал, для меня важно соблюдение тактики стрит-арта: несогласованность, работа ночью.

Стрит-арт должен остаться нелегализованным, другим он не бывает. То же, что обсуждали на фестивале MOST, называется монументальной живописью, по-другому паблик-арт. Это то, что согласовано и избавлено от каких-либо социальных и политических смыслов.

Это мне не очень близко, потому что уличное искусство — это все-таки форма активизма, политический протест».

Женя 0331с, создатель: «Нет ничего плохого, если тебя просят рисовать, как ты хочешь и видишь, но говоря о легализации граффити, стрит-арта, мы видим рычаги управления этой субкультурой: авторы становятся более алчными, а рисунки, которые они делают, подстраиваются под взгляды заказчика, а иногда и вовсе делаются при полном безразличии к своему творчеству — деньги становятся превыше всего. Как-то я спросил у одной известной московской команды так называемых «стрит-артистов», почему же так ужасно нарисовали они фасад «Я люблю Москву». На что они ответили, что под коммерческими работами они просто не подписывются и им не важно их качество, а важны деньги, которые они получают с этого. На то, что люди будут видеть кривые рисунки (на одном из исторических центральных фасадов их города), им также наплевать! Зато они принимают очень большое участие в росписи фасадов по всему миру. Легализация марихуаны, вот, что нужно для начала, а там посмотрим!»

Источник: https://daily.afisha.ru/archive/gorod/architecture/do-legalizacii-graffiti-tak-zhe-daleko-kak-do-legalizacii-marihuany/

Ссылка на основную публикацию