Жизнь прекрасна или несколько советов от чехова

Антон Павлович Чехов: Афоризмы – Православный журнал “Фома”

 

Рубрику «Мысли великих»   в новом году продолжает  небольшое собрание изречений Антона Чехова – одного из самых известных в мире русских писателей и драматургов.

 Человек:

 Берегите в себе человека.

 Человек — это то, во что он верит.

 В каждом из нас слишком много винтов, колес и клапанов, чтобы мы могли судить друг о друге по первому впечатлению или по двум-трем внешним признакам.

 Тогда человек станет лучше, когда вы покажете ему, каков он есть.

 Всё, что мне известно о природе человека, я узнал в процессе познания самого себя.

 Доброму человеку бывает стыдно даже перед собакой.

 Люди только чай пьют, а в их душах совершается трагедия.

 В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли.

 Надо быть ясным умственно, чистым нравственно и опрятным физически.

 Чем выше человек по умственному и нравственному развитию, тем он свободнее, тем большее удовольствие доставляет ему жизнь.

Обратите внимание

 Обыкновенный человек ждет хорошего или дурного извне, а мыслящий – от самого себя.

 Только в беде люди могут понять, как нелегко быть хозяином своих чувств и мыслей.

 Что прикажете делать с человеком, который наделал всяких мерзостей, а потом рыдает.

 Воспитанные люди уважают человеческую личность, а потому всегда снисходительны, мягки, вежливы, уступчивы.

 Разум:

 Умный любит учиться, а дурак учить!

 Человек говорит глупости, когда бывает неправ и неумен.

 Всё знают и всё понимают только дураки да шарлатаны.

 Эти умники все такие глупые, что не с кем поговорить.

 Есть люди, об уме которых можно верно судить по их голосу и смеху.

 Незаписанная мысль — потерянная мысль.

 Жизнь, деятельность:

 Правда и красота всегда составляли главное в человеческой жизни и вообще на земле.

 Никогда не рано спросить себя: делом я занимаюсь или пустяками?

 Праздная жизнь не может быть чистою.

 Если хочешь, чтобы у тебя было мало времени, ничего не делай.

 Я верю, что ничто не проходит бесследно и что каждый малейший шаг имеет значение для настоящей и будущей жизни.

 Если хочешь стать оптимистом и понять жизнь, то перестань верить тому, что говорят и пишут, а наблюдай и вникай.

 На боль я отвечаю криком и слезами, на подлость — негодованием, на мерзость — отвращением. По-моему, это, собственно, и называется жизнью.

 Намерения:

 Дела определяются их целями; то дело называется великим, у которого велика цель.

 Любовь:

 Когда любишь, то такое богатство открываешь в себе, столько нежности, ласковости, даже не верится, что так умеешь любить.

 То, что мы испытываем, когда бываем влюблены, быть может, есть нормальное состояние. Влюбленность указывает человеку, каким он должен быть.

 Жениться интересно только по любви; жениться же на девушке только потому, что она симпатична, это все равно что купить себе на базаре ненужную вещь только потому, что она хороша.

 Когда люди любят друг друга, они не ссорятся, а спокойно выясняют отношения.

 Счастье:

 Счастлив тот, кто не замечает, лето теперь или зима.

 Если захочешь животного счастья, то жизнь всё равно не даст тебе опьянеть и быть счастливым, а то и дело будет огорошивать тебя ударами.

 Одиночество:

 Одинокому везде пустыня.

 Равнодушие:

 Говорят, что философы и истинные мудрецы равнодушны. Неправда, равнодушие — это паралич души, преждевременная смерть.

 Злость:

 Злость — это малодушие своего рода.

 Грубость — это естественная реакция на боль.

 Нельзя требовать от грязи, чтобы она не была грязью.

 Ложь:

 Ложь — тот же алкоголизм. Лгуны лгут и умирая.

 Тля ест траву, ржа — железо, а лжа — душу.

 Нерешительность:

 Оно, конечно, так-то так, всё это прекрасно, да как бы чего не вышло.

 Свобода:

 Нужно по капле выдавливать из себя раба.

 Убеждения:

Дойти до убеждений вы можете только путем личного опыта и страданий.

 Воспитание:

 Хорошее воспитание не в том, что ты не прольешь соуса на скатерть, а в том, что ты не заметишь, если это сделает кто-нибудь другой.

 Природа:

 Матушка природа есть книга, которую надо читать и видеть.

 Искусство, талант:

 Где искусство, где талант, там нет ни старости, ни одиночества, ни болезней, и сама смерть вполовину…

 Критиканы — это обычно те люди, которые были бы поэтами, историками, биографами, если бы могли, но испробовав свои таланты в этих или иных областях и потерпев неудачу, решили заняться критикой.

 Краткость — сестра таланта.

 Литература:

 Если можешь не писать — не пиши.

 Стать писателем очень нетрудно. Нет того урода, который не нашел бы себе пары, и нет той чепухи, которая не нашла бы себе подходящего читателя.

Фото Ibon, www.flickr.com

Биография Антона Павловича Чехова

 Антон Павлович Чехов — великий русский писатель, драматург. По профессии врач. Почётный академик Императорской Академии наук по разряду изящной словесности (1900—1902). Один из самых известных драматургов мира. Его произведения переведены более чем на 100 языков.

Родился 17/29 января 1860 в Таганроге в семье купца 3-й гильдии Павла Егоровича Чехова и Евгении Яковлевны Чеховой.

23 августа 1868 года Антон Чехов поступил в приготовительный класс таганрогской гимназии, которую окончил в 1879 году.

В том же 1879 году он переехал в Москву и поступил на медицинский факультет Московского университета, по окончании которого в 1884 году сначала работал уездным врачом в Чикинской больнице города Воскресенска), затем некоторое время заведовал больницей в Звенигороде.

Важно

Писать начал  еще студентом в 1879 году.  Он начинал с юморесок, фельетонов и небольших рассказов и творил под разными псевдонимами.

В 1884 году вышел сборник его рассказов — «Сказки Мельпомены»

1885—86 годы — период расцвета Чехова как «беллетриста-миниатюриста» — автора коротких, в основном юмористических рассказов.

С 1887 года Чехов постепенно  перешел от юмористических рассказов к серьезной прозе.

7(19) октября 1888 года он получил половинную Пушкинскую премию Академии наук за вышедший в предыдущем, 1887 году, третий сборник — «В сумерках».

В 1890 году Чехов совершил путешествие по Сибири и Сахалину, по возвращении из которого написал книгу путевых заметок  «Остров Сахалин».

С 1890 по 1892 год Чехов жил в Москве на Малой Дмитровке, а с 1892 по 1899 годы – в подмосковном имении Мелихово.

Писатель много путешествовал по Европе, а в последние годы жизни из-за обострившегося туберкулеза проживал постоянно в своём доме под Ялтой, лишь изредка приезжая в Москву, где его жена – артистка Ольга Леонардовна Книппер, выступала в составе труппы МХТ (Станиславского).

В 1900 году, при первых же выборах в Пушкинское отделение академии наук, Чехов был избран в число его почётных академиков.

Совет

Летом 1904 года Чехов выехал на курорт в Баденвайлер (Германия), где и скончался 2 (15) июля 1904 года из-за резкого обострения болезни. Гроб с телом писателя был доставлен в Москву, где 9 (22) июля 1904 года после отпевания в Успенской церкви Новодевичьего монастыря он был погребен на монастырском кладбище, рядом с могилой своего отца.

За 26 лет творчества Чехов создал около 900 различных произведений многие из которых стали классикой мировой литературы.

Источник: https://foma.ru/anton-pavlovich-chexov-aforizmyi.html

Как находить позитив во всем – уроки Антона Чехова | Жизнь прекрасна! Онлайн-журнал о позитивной жизни

Антон Павлович Чехов – гениальный мастер слова, и его юмор кажется вполне современным. Вы поймете это, прочтя его небольшой рассказ под названием “Жизнь прекрасна!”. Перед этим, хочу сказать, что мне очень близок этот писатель, и его рассказы приятно перечитывать иногда. 

Когда вам будет грустно, перечитайте рассказ, и улыбнитесь! А еще лучше – передайте ссылку на рассказ другу, пусть улыбнется вместе с вами.

Итак, читаем и наслаждаемся…

Антон Чехов

Жизнь прекрасна!

(Покушающимся на самоубийство)

Жизнь пренеприятная штука, но сделать ее прекрасной очень нетрудно.

Для этого недостаточно выиграть 200 000, получить Белого Орла, жениться на хорошенькой, прослыть благонамеренным — все эти блага тленны и поддаются привычке.

Для того, чтобы ощущать в себе счастье без перерыва, даже в минуты скорби и печали, нужно: а) уметь довольствоваться настоящим и б) радоваться сознанию, что «могло бы быть и хуже». А это нетрудно:

Когда у тебя в кармане загораются спички, то радуйся и благодари небо, что у тебя в кармане не пороховой погреб.

Когда к тебе на дачу приезжают бедные родственники, то не бледней, а торжествуя восклицай: «Хорошо, что это не городовые!»

Когда в твой палец попадает заноза, радуйся: «Хорошо, что не в глаз!»

Читайте также:  Максим аверин - биография, личная жизнь, фото

Если твоя жена или свояченица играет гаммы, то не выходи из себя, а не находи себе места от радости, что ты слушаешь игру, а не вой шакалов или кошачий концерт.

Радуйся, что ты не лошадь конножелезки, не коховская «запятая», не трихина, не свинья, не осел, не медведь, которого водят цыгане, не клоп… Радуйся, что ты не хромой, не слепой, не глухой, не немой, не холерный… Радуйся, что в данную минуту ты не сидишь на скамье подсудимых, не видишь пред собой кредитора и не беседуешь о гонораре с Турбой.

Если ты живешь в не столь отдаленных местах, то разве нельзя быть счастливым от мысли, что тебя не угораздило попасть в столь отдаленные?

Если у тебя болит один зуб, то ликуй, что у тебя болят не все зубы.

Обратите внимание

Радуйся, что ты имеешь возможность не читать «Гражданина», не сидеть на ассенизационной бочке, не быть женатым сразу на трех…

Когда ведут тебя в участок, то прыгай от восторга, что тебя ведут не в геенну огненную.

Если тебя секут березой, то дрыгай ногами и восклицай: «Как я счастлив, что меня секут не крапивой!»

Если жена тебе изменила, то радуйся, что она изменила тебе, а не отечеству.

И так далее… Последуй, человече, моему совету, и жизнь твоя будет состоять из сплошного ликования.

]]> Дата создания: 1885, опубл.: юмористический журнал «Осколки», 1885, № 17, 27 апреля (ценз. разр. 26 апреля), стр. 5. Подпись: Человек без селезенки.
Источник: http://feb-web.

ru/feb/chekhov/texts/sp0/sp3/sp3-235-.htm]]> (Приводится по: Чехов А. П. Сочинения в 18 томах // Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1975. — Т. 3. [Рассказы. Юморески.

«Драма на охоте»], 1884—1885. — С. 235—236)

Источник: http://lifeisgreat.ru/articles/kak-nakhodit-pozitiv-vo-vsem-uroki-antona-chekhova

Читать

Антон Павлович Чехов

О том, о сём…: сборник

Канитель

На клиросе стоит дьячок Отлукавин и держит между вытянутыми жирными пальцами огрызенное гусиное перо. Маленький лоб его собрался в морщины, на носу играют пятна всех цветов, начиная от розового и кончая темно-синим.

Перед ним на рыжем переплете Цветной триоди лежат две бумажки.

На одной из них написано «о здравии», на другой – «за упокой», и под обоими заглавиями по ряду имен… Около клироса стоит маленькая старушонка с озабоченным лицом и с котомкой на спине. Она задумалась.

– Дальше кого? – спрашивает дьячок, лениво почесывая за ухом. – Скорей, убогая, думай, а то мне некогда. Сейчас часы читать стану.

– Сейчас, батюшка… Ну, пиши… О здравии рабов божиих: Андрея и Дарьи со чады… Митрия, опять Андрея, Антипа, Марьи…

– Постой, не шибко… Не за зайцем скачешь, успеешь.

– Написал Марию? Ну, теперя Кирилла, Гордея, младенца новопреставленного Герасима, Пантелея… Записал усопшего Пантелея?

– Постой… Пантелей помер?

– Помер… – вздыхает старуха.

– Так как же ты велишь о здравии записывать? – сердится дьячок, зачеркивая Пантелея и перенося его на другую бумажку. – Вот тоже еще… Ты говори толком, а не путай. Кого еще за упокой?

– За упокой? Сейчас… постой… Ну, пиши… Ивана, Авдотью, еще Дарью, Егора… Запиши… воина Захара… Как пошел на службу в четвертом годе, так с той поры и не слыхать…

– Стало быть, он помер?

– А кто ж его знает? Может, помер, а может, и жив… Ты пиши…

– Куда же я его запишу? Ежели, скажем, помер, то за упокой, коли жив, то о здравии… Пойми вот вашего брата!

– Гм!.. Ты, родименький, его на обе записочки запиши, а там видно будет. Да ему все равно, как его ни записывай: непутящий человек… пропащий… Записал? Таперя за упокой Марка, Левонтия, Арину… ну, и Кузьму с Анной… болящую Федосью…

– Болящую-то Федосью за упокой? Тю!

– Это меня-то за упокой? Ошалел, что ли?

– Тьфу! Ты, кочерыжка, меня запутала! Не померла еще, так и говори, что не померла, а нечего в за упокой лезть! Путаешь тут! Изволь вот теперь Федосью херить и в другое место писать… всю бумагу изгадил! Ну, слушай, я тебе прочту… О здравии Андрея, Дарьи со чады, паки Андрея, Антипия, Марии, Кирилла, новопреставленного младенца Гер… Постой, как же сюда этот Герасим попал? Новопреставленный, и вдруг – о здравии! Нет, запутала ты меня, убогая! Бог с тобой, совсем запутала!

Дьячок крутит головой, зачеркивает Герасима и переносит его в заупокойный отдел.

– Слушай! О здравии Марии, Кирилла, воина Захарии… Кого еще?

– Авдотью записал?

– Авдотью? Гм… Авдотью… Евдокию… – пересматривает дьячок обе бумажки. – Помню, записывал ее, а теперь шут ее знает… никак не найдешь… Вот она! За упокой записана!

– Авдотью-то за упокой? – удивляется старуха. – Году еще нет, как замуж вышла, а ты на нее уж смерть накликаешь!.. Сам вот, сердешный, путаешь, а на меня злобишься.

Ты с молитвой пиши, а коли будешь в сердце злобу иметь, то бесу радость. Это тебя бес хороводит да путает…

– Постой, не мешай…

Важно

Дьячок хмурится и, подумав, медленно зачеркивает на заупокойном листе Авдотью. Перо на букве «д» взвизгивает и дает большую кляксу. Дьячок конфузится и чешет затылок.

– Авдотью, стало быть, долой отсюда… – бормочет он смущенно, – а записать ее туда… Так? Постой… Ежели ее туда, то будет о здравии, ежели же сюда, то за упокой… Со всем запутала баба! И этот еще воин Захария встрял сюда… Шут его принес… Ничего не разберу! Надо сызнова…

Дьячок лезет в шкапчик и достает оттуда осьмушку чистой бумаги.

– Выкинь Захарию, коли так… – говорит старуха. – Уж бог с ним, выкинь…

– Молчи!

Дьячок макает медленно перо и списывает с обеих бумажек имена на новый листок.

– Я их всех гуртом запишу, – говорит он, – а ты неси к отцу дьякону… Пущай дьякон разберет, кто здесь живой, кто мертвый; он в семинарии обучался, а я этих самых делов… хоть убей, ничего не понимаю.

Старуха берет бумажку, подает дьячку старинные полторы копейки и семенит к алтарю.

Жизнь прекрасна!

(Покушающимся на самоубийство)

Жизнь пренеприятная штука, но сделать ее прекрасной очень нетрудно.

Для этого недостаточно выиграть 200 000, получить Белого Орла, жениться на хорошенькой, прослыть благонамеренным – все эти блага тленны и поддаются привычке.

Для того, чтобы ощущать в себе счастье без перерыва, даже в минуты скорби и печали, нужно: а) уметь довольствоваться настоящим и б) радоваться сознанию, что «могло бы быть и хуже». А это нетрудно:

Когда у тебя в кармане загораются спички, то радуйся и благодари небо, что у тебя в кармане не пороховой погреб.

Когда к тебе на дачу приезжают бедные родственники, то не бледней, а торжествуя восклицай: «Хорошо, что это не городовые!»

Когда в твой палец попадает заноза, радуйся: «Хорошо, что не в глаз!»

Если твоя жена или свояченица играет гаммы, то не выходи из себя, а не находи себе места от радости, что ты слушаешь игру, а не вой шакалов или кошачий концерт.

Радуйся, что ты не лошадь конножелезки, не коховская «запятая», не трихина, не свинья, не осел, не медведь, которого водят цыгане, не клоп… Радуйся, что ты не хромой, не слепой, не глухой, не немой, не холерный… Радуйся, что в данную минуту ты не сидишь на скамье подсудимых, не видишь пред собой кредитора и не беседуешь о гонораре с Турбой.

Если ты живешь в не столь отдаленных местах, то разве нельзя быть счастливым от мысли, что тебя не угораздило попасть в столь отдаленные?

Если у тебя болит один зуб, то ликуй, что у тебя болят не все зубы.

Совет

Радуйся, что ты имеешь возможность не читать «Гражданина», не сидеть на ассенизационной бочке, не быть женатым сразу на трех…

Когда ведут тебя в участок, то прыгай от восторга, что тебя ведут не в геенну огненную.

Если тебя секут березой, то дрыгай ногами и восклицай: «Как я счастлив, что меня секут не крапивой!»

Если жена тебе изменила, то радуйся, что она изменила тебе, а не отечеству.

И так далее… Последуй, человече, моему совету, и жизнь твоя будет состоять из сплошного ликования.

На гулянье в Сокольниках

День 1 мая клонился к вечеру. Шепот сокольницких сосен и пение птиц заглушены шумом экипажей, говором и музыкой. Гулянье в разгаре.

За одним из чайных столов Старого Гулянья сидит парочка: мужчина в лоснящемся цилиндре и дама в голубой шляпке. Пред ними на столе кипящий самовар, пустая водочная бутылка, чашки, рюмки, порезанная колбаса, апельсинные корки и проч.

Мужчина пьян жестоко… Он сосредоточенно глядит на апельсинную корку и бессмысленно улыбается.

Читайте также:  Древние люди - первобытный человек

– Натрескался, идол! – бормочет дама сердито, конфузливо озираясь. – Ты бы, прежде чем пить, рассудил бы, бесстыжие твои глаза. Мало того, что людям противно на тебя глядеть, ты и себе самому всякое удовольствие испортил. Пьешь, например, чай, а какой у тебя теперь вкус? Для тебя теперь что мармелад, что колбаса – все равно… А я-то старалась, брала чего бы получше…

Бессмысленная улыбка на лице мужчины сменяется выражением крайней скорби.

– М-маша, куда это людей ведут?

– Никуда их не ведут, а они сами гуляют.

– А зачем городовой идет?

– Городовой? Для порядка, а может быть, и гуляет… Эка, до чего допился, уж ничего и не смыслит!

– Я… я ничего… Я художник… жанрист…

– Молчи! Натрескался, ну и молчи… Ты, чем бормотать, рассуди лучше… Кругом деревья зеленые, травка, птички на разные голоса… А ты без внимания, словно тебя и нет тут… Глядишь и как в тумане… Художники норовят теперь природу подмечать, а ты – как зюзя…

– Природа… – говорит мужчина и крутит головой. – Пр-рирода… Птички поют… крокодилы ползают… львы… тигры…

– Мели, мели… Все люди как люди… под ручку гуляют, музыку слушают, один ты в безобразии. И когда это ты успел? Как это я недоглядела?

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=226669&p=1

Гениальные цитаты Антона Павловича Чехова

Прозаик, драматург, врач, путешественник и человек без имени – все это он, Антон Чехов.

Никто не хочет любить в нас обыкновенного человека

“Любите ли вы Чехова так, как люблю его я?” – хочется спросить, перефразируя известное высказывание. Знакомство с ним произошло в школе. Спонтанное, головокружительное и увлекательное. Я читала один рассказ за другим.

“Проглатывала” одну книгу и тут же тянулась за другой. Смеялась, плакала, ночами не спала… Мало что давало такие же эмоции. Он вдохновлял, уносил из этого мира и тут же возвращал обратно, давая ощущать всю земную твердь ногами.

Прозаик, драматург, врач, путешественник и человек без имени – все это он, Антон Чехов.

17 января 1860 года в Таганроге в семье бакалейщика родился третий ребенок – Антон. Пение в церковном хоре, работа в лавке отца, школа, а потом гимназия. Именно в гимназии начал проявляться интерес к творчеству и искусству, книгам и театру.

Позже эта любовь перетекла в его произведения, героями которых стали актеры и актрисы (“Недаром курица пела”, “Комик”, “Трагик” и другие). После окончания гимназии Антоша, тогда уже активно писавший юмористические рассказы и сценки, уехал из Таганрога и поступил в Московский университет, на медицинский факультет.

Обратите внимание

В этом же году он дебютировал в печати, его “Письмо к ученому соседу” было издано в журнале “Стрекоза”. Этот момент можно назвать моментом рождения Антоши Чехонте. В различных изданиях все чаще появляются юморески, рассказы, фельетоны именно под этим псевдонимом.

Вообще, Чехов – это, пожалуй, единственный писатель, имевший столько псевдонимов. Мне кажется, что его “имя” рождалось вместе с произведением, то есть автор создает рассказ, а рассказ – автора. 

“Настоящий мужчина состоит из мужа и чина”,- довольно известная фраза принадлежит острослову-Чехову. В сентябре 1898 года драматург знакомится с группой актеров небольшого столичного театра, в числе которых была 30-летняя актриса Ольга Книппер.

Несмотря на долгое расставание, бесконечные переписки, болезнь, ревность, они обвенчались весной 1901 года.

Их жизнь была наполнена любовью и нежностью, переписками, которые достойны отдельного рассказа, трепетным отношением друг другу, однако не детьми… Пожалуй, это самое большое наказание в жизнь – когда двоим людям, столь мечтающим о потомстве, судьба его не дает. 

Даже перед смертью (в ночь с 1 на 2 июля 1904 года) Антон Павлович не мог не проявить остроту слова и мысли. Вместе с врачом он попросил предоставить ему бокал шампанского. “Давно я не пил шампанского” – эта фраза была последней в его жизни. 

Гениальные и лаконичные цитаты русского классика:

  • Если человек не курит и не пьет, поневоле задумаешься, уж не сволочь ли он? 
  • Ехать с женой в Париж все равно, что ехать в Тулу со своим самоваром. 
  • Если жена тебе изменила, то радуйся, что она изменила тебе, а не отечеству. 
  • Для того чтобы ощущать в себе счастье без перерыва, даже в минуты скорби и печали, нужно: а) уметь довольствоваться настоящим и б) радоваться сознанию, что могло бы быть и хуже. 
  • Замечательный день сегодня. То ли чай пойти выпить, то ли повеситься. 
  • Все знают и все понимают только дураки да шарлатаны. 
  • Никто не хочет любить в нас обыкновенного человека. 
  • Не стоит мешать людям сходить с ума. 
  • Если бы все люди сговорились и стали вдруг искренни, то все бы у них пошло к черту прахом. 
  • Талантливый человек в России не может быть чистеньким. 
  • Если твой поступок огорчает кого-нибудь, то это еще не значит, что он дурен. 
  • Стать писателем очень нетрудно. Нет того урода, который не нашел бы себе пары, и нет той чепухи, которая не нашла бы себе подходящего читателя. 
  • Нельзя требовать от грязи, чтобы она не была грязью. 
  • На земле нет ничего хорошего, что в своем первоисточнике не имело бы гадости. 
  • На боль я отвечаю криком и слезами, на подлость — негодованием, на мерзость — отвращением. По-моему, это, собственно, и называется жизнью. опубликовано econet.ru

Источник: https://econet.ru/articles/165022-genialnye-i-lakonichnye-tsitaty-antona-pavlovicha-chehova

Великолепные цитаты Чехова, которые раскроют вам глаза на жизнь ·

Антон Павлович Чехов — один из самых известных русских писателей. Его книги переведены более чем на 100 языков. За 25 лет творчества Чехов создал более 300 различных произведений, многие из которых стали классикой мировой литературы. Его пьесы на протяжении более 100 лет ставятся во многих театрах мира, а многие его фразы стали крылатыми.

Одна боль всегда уменьшает другую. Наступите вы на хвост кошке, у которой болят зубы, и ей станет легче.

Когда любишь, то такое богатство открываешь в себе, столько нежности, ласковости, даже не верится, что так умеешь любить.

Доброму человеку бывает стыдно даже перед собакой.

Бывают минуты, за которые можно отдать месяцы и годы.

Когда люди любят друг друга, они не ссорятся, а спокойно выясняют отношения.

Люди только чай пьют, а в их душах совершается трагедия.

Пахнет осенью. А я люблю осень. Что-то необыкновенно грустное, приветливое и красивое. Взял бы и улетел куда-нибудь вместе с журавлями.

Нет того урода, который не нашел бы себе пары, и нет той чепухи, которая не нашла бы себе подходящего читателя.

Неверно, что с течением времени всякая любовь проходит. Нет, настоящая любовь не проходит, а приходит с течением времени. Не сразу, а постепенно постигаешь радость сближения с любимой женщиной. Это как с хорошим старым вином. Надо к нему привыкнуть, надо долго пить его, чтобы понять его прелесть.

То, что мы испытываем, когда бываем влюблены, быть может, и есть наше нормальное состояние. Влюбленность указывает человеку, каким он должен быть.

Одинокому везде пустыня.

Если в начале пьесы на стене висит ружье, то к концу пьесы оно должно выстрелить.

Краткость — сестра таланта.

Водка белая, но красит нос и чернит репутацию.

Жениться интересно только по любви; жениться же на девушке только потому, что она симпатична, это все равно, что купить себе на базаре ненужную вещь только потому, что она хороша.

Никогда не рано спросить себя: делом я занимаюсь или пустяками?

Незаписанная мысль — потерянная мысль.

Посмотришь на иное создание — миллион восторгов, а заглянешь в душу — обыкновенный крокодил.

Улыбнись и пусть все ломают голову что у тебя на уме.

Женщины без мужского общества блекнут, а мужчины без женского глупеют.

Ничто не стоит так дёшево и не ценится так дорого, как вежливость.

Нет того Квазимодо, который не был бы глубоко убежден, что парой ему может быть только красивая женщина.

Там хорошо, где нас нет: в прошлом нас уже нет, и оно кажется прекрасным.

Провожая гостей, люди бывают гораздо искреннее и добрее, чем встречая.

Если хочешь стать оптимистом и понять жизнь, то перестань верить тому, что говорят и пишут, а наблюдай и вникай.

Женщины мечтают иметь узкую ступню, но жить на широкую ногу.

Дела управляются их целями; то дело называется великим, у которого великие цели.

Люди обедают, только обедают, а в это время слагается их счастье и разбиваются их жизни.

Надо поставить свою жизнь в такие условия, чтобы труд был необходим. Без труда не может быть чистой и радостной жизни.

Если хочешь, чтобы у тебя было мало времени, — ничего не делай.

Мы были молодые и глупые. Мы верили в магическое слово «потом». Никогда, никогда это «потом» не наступает.

Читайте также:  Игорь чехов - биография, личная жизнь, фото

Все мы на свете друг другу нужны, ищите своего человека.

Источник: https://resfeber.ru/17-velikolepnyh-tsitat-chehova/

Юморист Антон Чехов – читаем классику!

 
     рассказ: Жизнь прекрасна!            (Покушающимся на самоубийство) Жизнь пренеприятная штука, но сделать ее прекрасной очень нетрудно. Для
этого недостаточно выиграть 200 000, получить Белого Орла, жениться на
хорошенькой, прослыть благонамеренным – все эти блага тленны и
поддаются привычке.

Для того, чтобы ощущать в себе счастье без
перерыва, даже в минуты скорби и печали, нужно: а) уметь
довольствоваться настоящим и б) радоваться сознанию, что «могло
бы быть и хуже». А это нетрудно: Когда у тебя в кармане загораются спички, то радуйся и благодари небо, что у тебя в кармане не пороховой погреб.

Когда к тебе на дачу приезжают бедные родственники, то не бледней, а
торжествуя восклицай: «Хорошо, что это не городовые!» Когда в твой палец попадает заноза, радуйся: «Хорошо, что не в глаз!» Если твоя жена или свояченица играет гаммы, то не выходи из себя, а не
находи себе места от радости, что ты слушаешь игру, а не вой шакалов
или кошачий концерт.

Важно

Радуйся, что ты не лошадь конножелезки, не коховская
«запятая», не трихина, не свинья, не осел, не медведь,
которого водят цыгане, не клоп… Радуйся, что ты не хромой, не
слепой, не глухой, не немой, не холерный… Радуйся, что в данную
минуту ты не сидишь на скамье подсудимых, не видишь пред собой
кредитора и не беседуешь о гонораре с Турбой.

Если ты живешь в не столь отдаленных местах, то разве нельзя быть
счастливым от мысли, что тебя не угораздило попасть в столь отдаленные? Если у тебя болит один зуб, то ликуй, что у тебя болят не все зубы.

Радуйся, что ты имеешь возможность не читать «Гражданина»,
не сидеть на ассенизационной бочке, не быть женатым сразу на
трех… Когда ведут тебя в участок, то прыгай от восторга, что тебя ведут не в геенну огненную.

Если тебя секут березой, то дрыгай ногами и восклицай: «Как я счастлив, что меня секут не крапивой!» Если жена тебе изменила, то радуйся, что она изменила тебе, а не отечеству. И так далее… Последуй, человече, моему совету, и жизнь твоя будет состоять из сплошного ликования.
На гулянье в Сокольниках День 1 мая клонился к вечеру.

Шепот сокольницких сосен и пение птиц
заглушены шумом экипажей, говором и музыкой. Гулянье в разгаре. За
одним из чайных столов Старого Гулянья сидит парочка: мужчина в
лоснящемся цилиндре и дама в голубой шляпке. Пред ними на столе кипящий
самовар, пустая водочная бутылка, чашки, рюмки, порезанная колбаса,
апельсинные корки и проч.

Мужчина пьян жестоко… Он
сосредоточенно глядит на апельсинную корку и бессмысленно улыбается. – Натрескался, идол! – бормочет дама сердито, конфузливо
озираясь. – Ты бы, прежде чем пить, рассудил бы, бесстыжие твои
глаза. Мало того, что людям противно на тебя глядеть, ты и себе самому
всякое удовольствие испортил.

Пьешь, например, чай, а какой у тебя
теперь вкус? Для тебя теперь что мармелад, что колбаса – все
равно… А я-то старалась, брала чего бы получше… Бессмысленная улыбка на лице мужчины сменяется выражением крайней скорби. – М-маша, куда это людей ведут? – Никуда их не ведут, а они сами гуляют.

– А зачем городовой идет? – Городовой? Для порядка, а может быть, и гуляет… Эка, до чего допился, уж ничего и не смыслит! – Я… я ничего… Я художник… жанрист… – Молчи! Натрескался, ну и молчи… Ты, чем бормотать,
рассуди лучше… Кругом деревья зеленые, травка, птички на разные
голоса… А ты без внимания, словно тебя и нет тут… Глядишь
и как в тумане… Художники норовят теперь природу подмечать, а ты
– как зюзя… – Природа… – говорит мужчина и крутит головой.
– Пр-рирода… Птички поют… крокодилы ползают…
львы… тигры… – Мели, мели… Все люди как люди… под ручку гуляют,
музыку слушают, один ты в безобразии. И когда это ты успел? Как это я
недоглядела? – М-маша, – бормочет цилиндр, бледнея. – Скорей… – Чего тебе? – Домой желаю… Скорей… – Погоди… Потемнеет, тогда и пойдем, а теперь совестно
идти: качаться будешь… Люди смеяться станут… Сиди и
жди… – Н-не могу! Я… я домой… Мужчина быстро поднимается и, качаясь, выходит из-за стола. Публика,
сидящая на других столах, начинает посмеиваться… Дама
конфузится… – Убей меня бог, ежели еще хоть раз с тобой пойду, –
бормочет она, поддерживая мужчину. – Один срам только…
Добро бы законный был, а то так… с ветру… – М-маша, где мы? – Молчи! Постыдился бы, все люди пальцами показывают. Тебе-то,
как с гуся вода, а мне-то каково? Добро бы законный был, а то…
так… Даст рубль и месяц попрекает: «Я тебя кормлю! Я тебя
содержу!» Очень мне нужно! Да плевать я хотела на твои деньги!
Возьму и уйду к Павлу Иванычу… – М-маша… домой… Извозчика найми… – Ну, иди… Ступай по аллее прямо, а я пойду в сторонке… Мне с тобой совестно идти… Иди прямо! Дама ставит своего «незаконного» лицом к выходу и дает ему
легкий толчок в спину. Мужчина подается вперед и, покачиваясь, толкаясь
о проходящих и скамьи, спешит вперед… Дама идет позади и следит
за его движениями. Она сконфужена и встревожена. – Палочек, сударь, не желаете ли? – обращается к шагающему
мужчине человек с вязанкой палок и тростей. – Самые
лучшие… перцовые… бамбук-с… Мужчина глупо глядит на продавца палок, потом поворачивает назад и
мчится в противоположную сторону. На лице у него выражение ужаса. – Куда это тебя нелегкая несет? – останавливает его дама, хватая за рукав. – Ну, куда? – Где Маша?.. М-маша ушла… – А я-то кто? Дама берет под руку мужчину и ведет его к выходу. Ей совестно. – Убей меня бог, ежели хоть еще раз с тобой пойду… –
бормочет она, вся красная от стыда. – Последний раз терплю такой
срам… Накажи меня бог… Завтра же уйду к Павлу Иванычу! Дама робко поднимает глаза на публику, в ожидании увидеть на лицах
насмешливые улыбки. Но видит она одни только пьяные лица. Все качаются
и клюют носами. И ей становится легче.

Женщина с точки зрения пьяницы

Женщина есть опьяняющий продукт, который до сих пор еще не догадались
обложить акцизным сбором. На случай, если когда-нибудь догадаются,
предлагаю смету крепости означенного продукта в различные периоды его
существования, беря в основу не количество градусов, а сравнение его с
более или менее известными напитками: Женщина до 16 лет – дистиллированная вода. 16 лет – ланинская фруктовая. От 17 до 20 – шабли и шато д’икем. От 20 до 23 – токайское. От 23 до 26 – шампанское. 26 и 27 лет – мадера и херес. 28 – коньяк с лимоном. 29, 30, 31, 32 – ликеры. От 32 до 35 – пиво завода «Вена». От 35 до 40 – квас. От 40 до 100 лет – сивушное масло. Если же единицей меры взять не возраст, а семейное положение, то: Жена – зельтерская вода. Теща – огуречный рассол. Прелестная незнакомка – рюмка водки перед завтраком. Вдовушка от 23 до 28 лет – мускат-люнель и марсала. Вдовушка от 28 и далее – портер. Старая дева – лимон без коньяка. Невеста – розовая вода. Тетенька – уксус.

Все женщины, взятые вместе – подкисленное, подсахаренное,
подкрашенное суриком и сильно разбавленное «кахетинское»
братьев Елисеевых.
………………………………….

   
на
заметку  (рассказы
о Чехове) (Чехов и поклонницы)
За Чеховым постоянно следовали восторженные поклонницы, когда в 1898
году Чехов перебрался в Ялту, многие из них отправились в Крым за своим
кумиром. В январе 1902 года газета писала: «В Ялте, где живет А.П.Чехов,
образовалась целая армия бестолковых и невыносимо горячих поклонниц его
художественного таланта, именуемых здесь “антоновками”. Последние
бегают по набережным Ялты за писателем, изучают его костюм, походку,
стараются чем-нибудь привлечь на себя его внимание и т.д. – словом
производят целую кучу нелепостей. Идеал этих безобидных существ весьма
скромен: “видеть Чехова”, “смотреть на Чехова”».       
   
    
      
           
  
……………………………………………………..
©
Copyright: Антон Павлович Чехов 
 

Источник: http://haharms.ru/rasskazy-chehova-48.html

Ссылка на основную публикацию